Tags: государственные структуры

map, it-region, карта

Российские госорганы могут остаться без иностранных ИБ-решений

Недавно подписанный президентом США закон дает Министерству обороны право отказаться от использования программного обеспечения, исходный код которого подвергся анализу иностранными организациями.

Американский закон повлияет на сертификацию ФСТЭК
В результате вступления в действие подписанного 13 августа 2018 г. Президентом США Дональдом Трампом (Donald Trump) закона H.R.5515, иностранные поставщики решений в сфере информационной безопасности (ИБ) могут отказаться от прохождения сертификации в Федеральной службе по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК). К такому выводу, проанализировав текст закона, пришел Алексей Лукацкий, бизнес-консультант по безопасности Cisco Systems.

В соответствии с новым законом Министерству обороны США разрешается отказываться от использования ИТ-решений или технологий информационной безопасности, если выявлен факт проведения анализа исходного кода этих решений иностранными государственными структурами и иными организации. Любопытным является тот факт, что закон, похоже, обладает обратной силой, поскольку распространяется в том и на продукты, в отношении исходного кода которых была осуществлена проверка в последние пять лет до принятия соответствующего закона.

Действие закона распространяется на структуры государств, которые, по мнению американских властей, являются угрозой безопасности для критической инфраструктуры государственных институтов США или их союзников, оказывают влияние на цепочки поставок, созданные в интересах США или замечены в хищении американской интеллектуальной собственности.

Учитывая ажиотаж в американском обществе, вызванный якобы имевшем место вмешательством «русских хакеров» в ход выборов президента США 2016 г., можно с определенной долей уверенности сказать, что Россия наверняка окажется в списке стран, организации и государственные структуры которых попадут под действие нового закона.

Что грозит поставщикам
По мнению Алексея Лукацкого, поставщикам Министерства обороны США, среди которых, например, числятся Cisco, Check Point, Forcepoint, IBM, Microsoft, SAP, при самом оптимистичном исходе грозит значительное усложнение процедуры продажи своих решений.

В худшем же случае американское оборонное ведомство может полностью отказаться от приобретения продуктов таких компаний, что сулит последним многомилионные убытки.

Как отметил специалист, доля России в бизнесе иностранных ИБ-компаний мизерна, поэтому шансы того, что поставщики ИБ-решений откажутся от привлекательных контрактов с МО США в пользу прохождения сертификации ФСТЭК, невелики.

Последствия для российских заказчиков
Напомним, что российские организации, допущенные к работе с государственной тайной, в соответствии с требованиями ФСТЭК обязаны осуществлять сертификацию используемых средств защиты информации. То же самое касается средств защиты Государственных информационных систем (ГИС). В процессе проведения испытаний исходный код программного обеспечения анализируется на предмет не задокументированных возможностей («бэкдоров», «закладок»).

По мнению эксперта, труднее всего в новых реалиях придется именно этой категории заказчиков, поскольку они и до вступления обсуждаемого закона в силу были неспособны в полной мере выполнить требования регулятора, а теперь цель становится практически недостижимой.

«Теперь у них окно возможностей сократится еще больше, и это при полной нерасторопности отечественных игроков, которые не торопятся выпускать продукты на замену иностранным решениям», – отметил специалист.

Лукацкий прогнозирует дальнейшее снижение количества сертифицированных ФСТЭК зарубежных ИБ-решений, первоначально вызванное ужесточением требований ведомства.

Подробнее: http://safe.cnews.ru/news/top/2018-08-24_rossijskie_gosorgany_mogut_ostatsya_bez_inostrannyh
map, it-region, карта

АИС органов государственной власти как зеркало их отношений с органами местного самоуправления

Федеральным законом №149 «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» предусматривается процедура информационного взаимодействия между организациями на основании соответствующих соглашений. В то же время отдельными законодательными и подзаконными актами ограничивается состав и объём информации, предоставляемой в электронном виде сторонним пользователям. При этом если для органов государственной власти (ОГВ) порядок и возможность информационного взаимодействия в электронном виде хоть как-то находят отражение в нормативно-правовых документах, то органы местного самоуправления (ОМСУ) в большинстве случаев не упоминаются вовсе.

Опыт межведомственного информационного взаимодействия в электронном виде формировался первоначально (до 2010 года) в основном благодаря местной инициативе, но теперь превалирует влияние федерального центра. Что касается муниципалитетов, то они участвуют в данном процессе в режиме «одностороннего движения» — предоставляя предусмотренную законодательством информацию органам власти различных уровней и не получая взамен почти ничего, что необходимо для исполнения своих полномочий.

При этом из-за отсутствия общегосударственных требований и рекомендаций по составу, структуре, форматам и порядку формирования даже одноименные информационные ресурсы не только на уровне муниципалитетов, но и на уровне субъектов федерации носят разнородный характер. Отсутствие же единой нормативно-справочной информации (НСИ) делает информационные ресурсы различных органов государственной власти, органов власти субъектов федерации и муниципалитетов трудно совместимыми или же несовместимыми совсем.

Кроме того, в сфере информатизации ОГВ и ОМСУ изначально поставлены федеральным законодательством в неравные условия.

ФЗ №131 «О местном самоуправлении» устанавливает направления деятельности и зоны ответственности ОМСУ, выход за рамки которых для дотационных муниципалитетов означает финансовое нарушение со всеми вытекающими последствиями. К сожалению, развитие и применение информационных технологий, формирование и актуализация информационных ресурсов для целей управления муниципалитетов в состав определенных ФЗ приоритетных направлений не вошли. Поэтому более 90% всех муниципалитетов России вынуждены работать в сфере информатизации по остаточному принципу, так как являются дотационными.

Кроме финансирования на зависимое положение ОМСУ в сфере информатизации влияет ряд других факторов:

неравномерное развитие каналов широкополосной связи, ставящее сельские поселения особенно в районах Севера, Сибири и Дальнего Востока в немыслимые по нынешним временам условия;
для значительной части из 24 с лишним тысяч муниципалитетов, не только на уровне поселений, но и для многих районов проведение работ по информатизации весьма проблематично в силу отсутствия в указанных населенных пунктах специалистов, обладающих необходимым опытом и квалификацией;
практически полное отсутствие методических и типовых проектных решений для информатизации ОМСУ, во многом связанное с тем, что заказчиками всех успешных муниципальных АИС являются крупные города, которые финансово не заинтересованы в доведении их до типового уровня. Те же решения, которые до настоящего времени создавались как типовые по инициативе различных государственных структур, не в полной мере учитывают интересы и специфику работы ОМСУ и больше ориентированы на обеспечение информацией муниципального уровня соответствующих ведомственных АИС;
другие факторы.

Межбюджетные отношения между органами государственной власти федерального и регионального уровня и ОМСУ за прошедший с 90-х годов прошлого века срок постоянно совершенствовались. Тем не менее до настоящего времени, по крайней мере, в сфере информатизации, не сформированы механизмы и не отработана практика финансирования мероприятий в интересах муниципалитетов из государственного или региональных бюджетов, в том числе и при условии долевого участия. Возможно, что только этим и объясняется практически полное отсутствие ОМСУ среди участников федеральных целевых программ и других мероприятий, проводимых на государственном уровне.

Вот при таких условиях происходило и продолжается создание, внедрение и дальнейшее развитие АИС ОГВ, что позволяет, не вдаваясь в специфику и особенности отдельных систем, выделить следующие основные общие проблемы ОМСУ:

1) ОМСУ в АИС ОГВ рассматриваются как поставщики предусмотренной законодательством информации органам власти различных уровней.
2) Предоставление необходимой для исполнения полномочий ОМСУ информации в полном объёме и актуальном формате не предусматривается, исключения составляют разве что типовые запросы.
3) Определение порядка и интерфейсов формирования, периодичности и состава предоставляемых в рамках АИС данных производится согласно принятым ОГВ нормативно-организационным решениям, подлежащим обязательному исполнению со стороны ОМСУ.
4) Внедрение и организация эксплуатации АИС ОГВ осуществляется без учёта финансовых, технических, кадровых и организационных возможностей ОМСУ.
5) Применение систем электронного межведомственного взаимодействия в процессе функционирования АИС ОГВ накладывает на ОМСУ дополнительные технические и регламентные требования.
6) Эксплуатация АИС ОГВ предусматривает применение ведомственных ключей электронной цифровой подписи (ЭЦП), что означает для ОМСУ необходимость использования нескольких комплектов различных ключей ЭЦП.
7) Дублирование информации, предоставляемой ОМСУ в рамках АИС различным ОГВ.
8) Низкая степень унификации АИС различных ОГВ. Применение в АИС ОГВ ведомственной НСИ, так как общегосударственной НСИ у нас до настоящего времени нет.
9) Сотрудники ОМСУ вынуждены в большинстве случаев вводить данные для передачи в АИС ОГВ вручную, поскольку автоматический перенос информации из муниципальных АИС практически невозможен.
10) Подавляющее большинство АИС ОГВ используют иностранное программное обеспечение, а это существенно сдерживает полномасштабную работу ОМСУ по импортозамещению.

Этот перечень можно продолжить, но главное то, что привлечение ОМСУ к работе АИС ОГВ фактически перекладывает на них части функции государственной власти, не подкрепленные необходимым финансированием. Все это не только не способствует развитию муниципальной информатизации, а, напротив, понуждает направлять и без того скудные финансовые, технические и организационные ресурсы на несвойственные местной власти цели, сплошь и рядом в ущерб решению первоочередных проблем.

Иными словами, всё это мероприятия, предусматривающие участие органов местного самоуправления на добровольно-принудительной основе, по схеме «без меня меня женили».

Несмотря на то, что ОМСУ не входят в состав ОГВ, очевидно, что работа по муниципальной информатизации не может и не должна проводится в отрыве от развития информационных технологий российского государства. Муниципалитетам в дальнейшем развитии информатизации необходим постоянный тесный контакт с федеральными и региональными органами государственной власти. Хочется надеяться, что, наконец, удастся выработать механизмы такого взаимодействия на официально регламентированной постоянной основе.

Об авторе: Андрей Губов, председатель совета директоров «Фонда развития информационных технологий муниципалитетов» Конгресса муниципальных образований Российской Федерации, почётный член правления секции «Информатизация органов местного самоуправления» Ассоциации сибирских и дальневосточных городов

Подробнее: http://d-russia.ru/ais-organov-gosudarstvennoj-vlasti-kak-zerkalo-ih-otnoshenij-s-organami-mestnogo-samoupravleniya.html
map, it-region, карта

«Петербургский цифровой форум 2018» приглашает к участию 18-19 апреля 2018 года

В период с 18 по 19 апреля 2018 г. в Санкт-Петербурге пройдет «Петербургский цифровой форум 2018» (далее – Форум), посвященный вопросам построения в России цифровой экономики как драйвера развития бизнеса и государства.

Форум станет площадкой для совместной работы бизнеса и государственных структур по развитию цифровой экономики в Российской Федерации, а также внедрения российских городов в национальную и мировую цифровую среду. Особое внимание на Форуме будет уделено кадрам как основе цифровой экономики, развитию новых навыков у персонала, как в бизнесе, так и в государственных структурах, перепрофилированию кадров.

К участию в Форуме приглашены руководители Министерства связи и массовых коммуникаций РФ, Министерства экономического развития РФ, а также руководители органов власти регионов России. Кроме того, к участию в деловой программе в качестве спикеров приглашены руководители крупнейших российских и транснациональных корпораций: Сбербанк, Alibaba Group, Google, Yandex, РВК, «Роснано», «Объединенная судостроительная корпорация», «Технониколь», «Ростех», «Северсталь», «Объединенная авиастроительная корпорация», ВТБ, «Газпромнефть» и др.

Председатель комитета по информатизации и связи Администрации Санкт-Петербурга Денис Чамара отметил: «Цифра меняет нашу жизнь, сознание и мировосприятие. На Петербургском цифровом форуме мы хотим услышать не только экспертные мнения, но и мнение горожан, которое поможет взглянуть на проблемы под другим углом. Какие новые организационные модели и принципы работы необходимы для перехода от единичных улучшений к полноценной трансформации и внедрению инноваций? Хотелось бы провести широкую и открытую дискуссию, где бы выступили не только специалисты по информатизации, но и представители бизнеса и общественности».

В рамках Форума состоится подписание ряда международных соглашений.

Основные секции Форума (и темы дискуссий): бизнес до и после цифры. Инструменты и технологии эффективного бизнеса в условиях цифровой экономики (нейросети, искусственный интеллект, большие данные, самоуправляемый транспорт, мобильная коммерция, умный дом, BIM и мониторинг, блокчейн, изменение моделей взаимодействия с клиентами и партнерами. Панельные дискуссии и доклады в отраслях недвижимости и строительства, нефтегазового сектора, промышленности и ритейла); цифровые финансы. Будущее финансовых институтов, открытые API, цифровизация финансовых услуг, платежные сервисы, сотрудничество со стартапами и технологическими компаниями, мобильные технологии, искусственный интеллект, роботизация, биометрия, распределенные реестры, облачные технологии, криптовалюта; Цифровые кадры. Будущее университетов, человеческий капитал, компетенции, переобучение, трансформация рынка труда, новая образовательная среда; информационная безопасность в условиях цифровой экономики.

Безопасность критической инфраструктуры: ждать ли актов кибертерроризма. Безопасность мобильных устройств – в чьих руках наши смартфоны? Личные данные граждан – чьи они. Баланс выгоды и рисков при обработке личных данных; цифровой город. Технологии, сценарии и проекты цифровой трансформации. Умный транспорт. Технологии M2M. Интеллектуальное видеонаблюдение. Национальный проект «Формирование комфортной городской среды». Единая информационная среда контроля и надзора в сфере ЖКХ. Цифровое здравоохранение. Электронные государственные сервисы для граждан; конференция «Цифровой и безопасный регион: от технологий к новому качеству жизни населения». Вопросы обеспечения общественной безопасности и условия создания комфортной и безопасной городской среды в масштабах целого региона. Практика, опыт, ошибки и успехи создания АПК «Безопасный город» в регионах.

Формат мероприятия позволит каждому гостю принять участие в общей дискуссии, обменяться опытом с экспертами, представителями федеральных и региональных органов власти субъектов Российской Федерации, главами органов местного самоуправления, а также представителями крупных организаций, уже являющихся участниками взаимодействия в новой цифровой среде.

Сайт форума http://petersburg.digital/; Telegram-канал: @spbdf

Подробнее: http://www.cnews.ru/news/line/2018-04-09_peterburgskij_tsifrovoj_forum_2018_priglashaet
map, it-region, карта

«Петербургский цифровой форум 2018» приглашает к участию 18-19 апреля 2018 года

В период с 18 по 19 апреля 2018 г. в Санкт-Петербурге пройдет «Петербургский цифровой форум 2018» (далее – Форум), посвященный вопросам построения в России цифровой экономики как драйвера развития бизнеса и государства.

Форум станет площадкой для совместной работы бизнеса и государственных структур по развитию цифровой экономики в Российской Федерации, а также внедрения российских городов в национальную и мировую цифровую среду. Особое внимание на Форуме будет уделено кадрам как основе цифровой экономики, развитию новых навыков у персонала, как в бизнесе, так и в государственных структурах, перепрофилированию кадров.

К участию в Форуме приглашены руководители Министерства связи и массовых коммуникаций РФ, Министерства экономического развития РФ, а также руководители органов власти регионов России. Кроме того, к участию в деловой программе в качестве спикеров приглашены руководители крупнейших российских и транснациональных корпораций: Сбербанк, Alibaba Group, Google, Yandex, РВК, «Роснано», «Объединенная судостроительная корпорация», «Технониколь», «Ростех», «Северсталь», «Объединенная авиастроительная корпорация», ВТБ, «Газпромнефть» и др.

В рамках Форума состоится подписание ряда международных соглашений.

Основные секции Форума (и темы дискуссий): бизнес до и после цифры. Инструменты и технологии эффективного бизнеса в условиях цифровой экономики (нейросети, искусственный интеллект, большие данные, самоуправляемый транспорт, мобильная коммерция, умный дом, BIM и мониторинг, блокчейн, изменение моделей взаимодействия с клиентами и партнерами. Панельные дискуссии и доклады в отраслях недвижимости и строительства, нефтегазового сектора, промышленности и ритейла); цифровые финансы. Будущее финансовых институтов, открытые API, цифровизация финансовых услуг, платежные сервисы, сотрудничество со стартапами и технологическими компаниями, мобильные технологии, искусственный интеллект, роботизация, биометрия, распределенные реестры, облачные технологии, криптовалюта; Цифровые кадры. Будущее университетов, человеческий капитал, компетенции, переобучение, трансформация рынка труда, новая образовательная среда; информационная безопасность в условиях цифровой экономики.

Безопасность критической инфраструктуры: ждать ли актов кибертерроризма. Безопасность мобильных устройств – в чьих руках наши смартфоны? Личные данные граждан – чьи они. Баланс выгоды и рисков при обработке личных данных; цифровой город. Технологии, сценарии и проекты цифровой трансформации. Умный транспорт. Технологии M2M. Интеллектуальное видеонаблюдение. Национальный проект «Формирование комфортной городской среды». Единая информационная среда контроля и надзора в сфере ЖКХ. Цифровое здравоохранение. Электронные государственные сервисы для граждан; конференция «Цифровой и безопасный регион: от технологий к новому качеству жизни населения». Вопросы обеспечения общественной безопасности и условия создания комфортной и безопасной городской среды в масштабах целого региона. Практика, опыт, ошибки и успехи создания АПК «Безопасный город» в регионах.

Формат мероприятия позволит каждому гостю принять участие в общей дискуссии, обменяться опытом с экспертами, представителями федеральных и региональных органов власти субъектов Российской Федерации, главами органов местного самоуправления, а также представителями крупных организаций, уже являющихся участниками взаимодействия в новой цифровой среде.

Сайт форума http://petersburg.digital/; Telegram-канал: @spbdf

Подробнее: http://www.cnews.ru/news/line/2018-04-03_peterburgskij_tsifrovoj_forum_2018_priglashaet
map, it-region, карта

Информационно-аналитические инструменты на службе цифровой трансформации (II часть)

ИАИ и цифровая экономика

А какие задачи должны уметь решать современные отраслевые ИАИ? Какими средствами сбора и обработки данных их следует оснащать?

«С технической точки зрения аналитической системе безразлично, какие именно данные в неё поступили, скажем, о бюджете городского муниципалитета или о бюджете всей страны, — полагает Екатерина Лозовая. — Более важную роль играет первоначальное получение этих данных: как и с какой частотой они фиксируются, сколько в них ошибок, какие системы учёта при этом используются. На мой взгляд, аналитические инструменты уже сейчас готовы помочь нашей стране выйти в лидеры по цифровизации экономики, осталось выработать методологию и наладить процесс извлечения данных».

По мнению Елены Новиковой, сегодня трудно предсказать, какую форму примет цифровая экономика и какую именно роль в ней будет играть государство. Несомненно одно: на всех этапах движения в сторону цифровой экономики использовать ИАИ необходимо, так как в современном мире любые решения должны основываться на данных — будь то оценка уже реализованных мероприятий, формирование плана действий или анализ и сравнение различных сценариев развития событий.

«В отличие от органов государственной власти бизнес во всем мире более активно использует новейшие и перспективные ИТ, — констатирует Анатолий Карпенко. — Стимулами являются высокая конкуренция и специфика той или иной деятельности. Поэтому бизнес-структуры более широко используют средства оперативного (в режиме реального времени) сбора первичных данных, обработки и анализа информации. Здесь активно применяются технологии Интернета вещей и больших данных, обработка пространственных данных с использованием геоинформационных систем, ИИ и электронные помощники. Наиболее передовыми в этом отношении являются финансовый сектор, ритейл и промышленность».

Как считает Никита Шаблыков, здесь многое определяется спецификой отрасли, поставленными задачами и типами анализируемых данных. Например, для электронной коммерции важно всё, что поможет составить портрет потребителя и дать информацию о его предпочтениях. На основе данных, собираемых такими гигантами, как Google, Facebook и Amazon, можно, скажем, предложить рекламодателям качественный таргетинг: по поведению, по общности интересов, по полу, географическим признакам и т. д. Большое будущее и у фармацевтической отрасли, которая остро нуждается в сборе и хранении как минимум всех результатов анализов пациента, сведений об их зависимости друг от друга, о динамике состояния пациентов в процессе терапии, не говоря уже об информации, представляющей схожие случаи в других регионах.

По мнению Александра Ефимова, ключевое отличие отраслевых инструментов от государственных состоит в том, что госсектору не свойственно работать с потоковыми данными с датчиков, хотя в перспективе планируется и это. В отраслевых инструментах важна именно такая возможность — захватить и обработать весь этот поток, систематизировать нужное, отфильтровать лишнее и произвести аналитические расчёты для разных предметных приложений.

Александр Жуков, руководитель департамента решений для здравоохранения «SAS Россия/СНГ»:

В чем сильные стороны конкурса «Лучшие информационно-аналитические инструменты», который проводит Аналитический центр при Правительстве РФ? Здесь все понятно и четко с критериями отбора участников — нет надуманных формальностей и требований, здесь объективная методика оценки решений и выбора победителей. В ходе конкурса жюри оценивает не просто функциональные возможности, а наличие у поставщиков опыта и экспертизы, соответствие инструментов реально существующим задачам. Для нас ценно участвовать в этом конкурсе, поскольку мы получаем полезный для себя опыт, видим ожидания потенциальных заказчиков и лучше адаптируемся к их запросам.

В прошлом году мы были в числе победителей в номинации, где представлены инструменты для контрольно-надзорной деятельности. Поскольку у SAS широкая линейка решений для большого перечня задач, связанных с государственным управлением, поддержкой инфраструктуры, обеспечением работы социально значимых служб и т. д., то в этом году мы выбрали для себя такую номинацию, в которой до этого еще не участвовали и которая отвечает нашему принципу практичности. В номинации «Лучшее информационно-аналитическое решение в сфере здравоохранения» мы выступили с актуальным решением для управления качеством медицинской помощи.

Российское здравоохранение сейчас ориентировано на качество, и уже начался переход от оценки помощи по объему предоставляемых услуг к оценке по качеству и результативности лечения. Учитывая этот факт, решение SAS вызывает интерес на разных уровнях — как в больницах, так и в фондах ОМС и ведомствах. Инструменты, которые мы представили на конкурс, позволяют автоматизировать анализ данных о состоянии пациентов, выявлять триггеры осложнений и значительно упростить проведение внутрибольничных аудитов. Наше решение уже прошло апробацию в российских условиях и получило положительные отзывы во врачебном сообществе.

Компания SAS работает в сфере здравоохранения почти 40 лет. Аналитикой SAS пользуются исследовательские, фармацевтические и страховые компании, министерства здравоохранения, различные фонды, ЛПУ и другие организации, занятые в этой области. В ряде стран SAS де-факто является индустриальным стандартом для анализа данных, отчетности и обменом данных в медицинской отрасли. С 2000 г. SAS является членом и лидером организации CDISC, занимающейся разработкой международных стандартов для медицинских данных. В ходе проектов наши заказчики имеют возможность перенять весь этот многолетний опыт и экспертизу и добиться высокой окупаемости сделанных инвестиций. Российское здравоохранение ориентируется на рациональное распределение ресурсов, снижение числа осложнений и повышение качества лечения, что тоже решается с помощью наших инструментов.

Цифровая экономика и государство

Цифровая экономика призвана открыть новые качественные возможности реализации бизнеса на цифровых платформах. Важную роль в этом должно играть государство. Какие из существующих государственных информационно-аналитических систем смогут стать основой цифровых платформ будущей цифровой экономики? Какие новые цифровые платформы должно развернуть в этих целях государство? Каким образом ИАИ могут помочь институтам госуправления в решении данной задачи?

«Согласно программе „Цифровая экономика Российской Федерации“, к 2024 г. в нашей стране должны успешно функционировать не менее десятка отраслевых (индустриальных) цифровых платформ для основных предметных областей экономики (в том числе для цифрового здравоохранения, цифрового образования и „умного города“), — рассказывает Анатолий Карпенко. — Пока идут многочисленные дискуссии вокруг состава таких платформ. Что касается цифрового здравоохранения, то здесь в качестве такой платформы может выступать единая государственная информационная система в сфере здравоохранения. Она имеет статус федеральной государственной информационной системы, что подразумевает ее развитие в соответствии с требованиями законодательства и дальнейшее взаимодействие с иными цифровыми индустриальными платформами, информационными системами в сфере здравоохранения субъектов Российской Федерации, медицинских и иных организаций».

По мнению Сергея Полтева, уже сегодня такие федеральные проекты, как Единая система идентификации и аутентификации и Система межведомственного электронного взаимодействия, эффективно используются бизнесом, в частности кредитными организациями. Вполне вероятно, что существенно упростить удаленную идентификацию и стимулировать развитие цифровых услуг и сервисов поможет «Национальная биометрическая платформа».

Екатерина Лозовая напоминает, что уже показала свою эффективность, существенно упростив для населения доступ к ряду государственных услуг, цифровая платформа электронного правительства. Если взять тот положительный опыт, который был получен при её создании, и расширить перечень услуг, то это может послужить хорошим базисом для развития госсектора цифровой экономики. Что касается бизнеса, то сейчас активно развиваются электронные торговые площадки как отраслевой направленности, так и созданные крупными предприятиями для отбора собственных поставщиков.

По мнению Елены Новиковой, для таких платформ очень важно, чтобы в них были средства сбора данных, обеспечивающие иерархический ввод, согласование и юридическую значимость представляемой информации, а также инструменты аналитической обработки для получения конечного результата.

Вера Холодная перечислила принципы, на которых должны строиться подобные платформы: мобильность продуктов, обеспечение взаимодействия информационных систем и мобильных сервисов, предоставляемых в виде приложений или посредством SMS/USSD-запросов, открытость данных для граждан и разработчиков, прогнозирование запросов граждан, персонализация взаимодействия государства с гражданином на основе его социально-демографической информации и личных предпочтений.

«Государство на некой единой платформе по аналогии с моделью App Store могло бы создавать и размещать приложения и инструменты, которые все имели бы возможность скачать, причём лучше всего сразу на телефон или планшет, — размышляет Александр Ефимов. — Это нужно и для внутренних коммуникаций разных подразделений какого-либо ведомства, и для его контактов с государством, населением и бизнесом. Подобная идеология единой платформы могла бы стимулировать дальнейшее развитие цифровой экономики. Возможно, отдельными элементами этой платформы стали бы аналитические инструменты для разных задач, в том числе для прогнозирования временных рядов, вариативности отдельных событий, визуализации данных и т. д.»

ИАИ и показатели эффективности

В свете недавно утвержденного указа Президента, регламентирующего оценку эффективности деятельности органов исполнительной власти на основе двадцати четырёх показателей, в полный рост встает задача объективного контроля этих показателей и их анализа. Готовы ли к ее решению используемые сегодня ИАИ? По каким направлениям их следует для этого развивать?

«Нужно отметить, что указ Президента Российской Федерации № 548 от 14.11.2017, о котором идет речь, распространяется на оценку эффективности деятельности региональных органов исполнительной власти (РОИВ), направленной на увеличение продолжительности жизни людей, на повышение реальной среднемесячной зарплаты, на снижение уровня преступности и т. д. Всего 24 показателя, — уточняет Анатолий Карпенко. — Безусловно, современные ИАИ позволяют решать подобного рода задачи, однако предварительно должна быть разработана и утверждена Правительством РФ методическая часть, включающая порядок и правила расчета десяти показателей, входящих в перечень, а также две методики интегральной оценки эффективности деятельности РОИВ по повышению уровня социально-экономического развития регионов и по достижению высоких темпов наращивания экономического (налогового) потенциала территорий. А поскольку помимо фактических значений указанных 24 показателей необходимо представлять и те их значения, которые планируются на трехлетнюю перспективу, то актуальными являются ИАИ, позволяющие решать задачи прогнозирования и моделирования. Кроме того, для повышения объективности контроля и анализа представленной регионами информации важно учитывать данные из альтернативных источников, включая СМИ и социальные сети, сведения, полученные в ходе социологических опросов».

По словам Екатерины Лозовой, уже несколько лет идёт работа по созданию системы распределённых ситуационных центров, охватывающей госуправление на всех уровнях — от муниципалитетов до Администрации Президента. Учитывая масштабы нашей страны и количество территориальных субъектов, это весьма амбициозная задача, но её решение позволит упростить контроль за состоянием ключевых показателей и повысить скорость реагирования на чрезвычайные ситуации.

Сергей Полтев главную проблему видит не в готовности аналитических инструментов, а в механизме сбора достоверных данных для последующего анализа с использованием технологий извлечения и валидации данных, а также с объединением информации из различных источников.

Похожую позицию занимает и Ольга Горчинская: «Проблема здесь кроется не в инструментах, а в наличии объективных и достоверных данных, которые должны использоваться для такого анализа. И, конечно, очень важная проблема состоит в недостаточном уровне подготовки тех специалистов и управленцев, которые будут пользоваться аналитической системой. Первоочередная задача сегодня — не столько развитие аналитических инструментальных средств, сколько принятие управленческих решений, способствующих их востребованности в государственных учреждениях».

В бизнесе показатели KPI используются не только для контроля, но и для реализации стратегического управления с помощью методологий, подобных Balanced Scorecards. Как обстоит дело в России с реализацией такого подхода в госуправлении на уровне ИАИ?

«Даже в бизнесе очень немного примеров внедрения показателей KPI для целей стратегического управления на основе методологий, подобных сбалансированной системе показателей, — сетует Ольга Горчинская. — В государственном секторе их практически нет. Обусловлено это отсутствием специалистов по методологии построения таких систем, сложностью её восприятия руководством, проблемой сбора необходимой первичной информации». Еще одну причину такого состояния дел Александр Ефимов видит в том, что в России сейчас идёт не только цифровая трансформация, но и трансформация подходов и методологий к KPI и управлению ими.

«Тема использования сбалансированной системы показателей для органов госуправления в нашей стране обсуждается около пятнадцати лет, однако в настоящее время нет единого совершенного методического и программного инструментария комплексной оценки эффективности их деятельности, — соглашается Анатолий Карпенко. — Отдельными методическими рекомендациями регламентированы на государственном уровне некоторые KPI для руководителей органов власти, но в ряде государственных ведомств, организаций и учреждений введены свои KPI, по которым оценивается эффективность деятельности отдельных должностных лиц, сотрудников и подразделений. При этом об использовании серьезного аналитического инструментария для повышения степени обоснованности значений контролируемых показателей и их объективной оценки говорить пока преждевременно».

ИАИ и проектный подход

Уже не первый год у нас пытаются применять проектный подход при реализации тех или иных государственных программ. Какие ИАИ необходимы для ИТ-обеспечения проектного подхода?

«В настоящее время на отечественном рынке имеется ряд платформ и систем, позволяющих автоматизировать проектную деятельность при реализации государственных программ, приоритетных проектов и портфелей проектов, — сообщил Анатолий Карпенко. — Они широко используются в проектных офисах, в том числе в сформированных на базе Аналитического центра при Правительстве РФ проектных офисах по реализации реформы контрольной и надзорной деятельности и по реализации программы „Цифровая экономика РФ“. Такие системы позволяют оптимизировать процесс планирования мероприятий с учетом имеющихся ограничений, анализировать риски и оперативно управлять ресурсами, оценивать те или иные тенденции и моделировать ситуации».

Елена Новикова подчеркивает, что в таких платформах должно быть реализовано сквозное планирование реализации государственных и региональных программ, проектов и мероприятий. Необходимо, чтобы аналитические инструменты позволяли отображать сводную информацию по проектам и отслеживаемым показателям.

Очевидно, что в правительстве хорошо понимают ценность эффективных ИАИ для повышения качества госуправления. Об этом свидетельствует в том числе и тот факт, что Аналитический центр уже во второй раз проводит конкурс «Лучшие информационно-аналитические инструменты». Какова роль этого конкурса в повышении информированности госучреждений и бизнеса о возможностях современных ИАИ? Какие еще меры может предпринять правительство для улучшения ситуации с применением наиболее эффективных ИАИ и для подготовки специалистов, способных работать с ними?

Как объяснил Анатолий Карпенко, госучреждения и другие заинтересованные структуры могут получить информацию, во-первых, на сайте конкурса, а во-вторых, в ходе многочисленных экспертных мероприятий по ИТ-тематике, проводимых в рамках конкурса и транслируемых в том числе в Интернете. Помимо этого среди федеральных органов исполнительной власти и субъектов Российской Федерации распространяется специализированный сборник-доклад, содержащий информацию о результатах конкурса, а также краткое описание назначения, функциональных возможностей и конкурентных преимуществ всех представленных на конкурс ИАИ, включая рекомендации по областям и сферам их применения. Ну и наконец сведения о конкурсе публикуются на ресурсах информационных партнеров.

«Сейчас любое министерство или ведомство, да и любая коммерческая организация, независимо от сферы деятельности, имеет свой арсенал информационно-аналитических инструментов, которые помогают принимать решения. И задача таких конкурсов — найти разработчиков, познакомиться с их продуктами, выявить наиболее эффективные из них, отобрать их для использования в органах государственной власти для повышения качества управления. Конкурс позволяет информировать о достижениях нашей ИТ-индустрии, о новых разработках, и что из них можно использовать в госуправлении», — отметил Юрий Пивоваров.

Отдавая должное данному конкурсу, Никита Шаблыков полагает, что преградой к распространению новых технологий и инструментов в госсекторе является отсутствие стабильно работающих официальных площадок для диалога государственных заказчиков с представителями бизнеса, на которых можно было бы презентовать новые, более эффективные решения и узнавать о насущных потребностях самих госструктур.

По мнению Сергей Полтева, всем вместе предстоит решить традиционную задачу последней мили — информирование и формирование запроса на обучение, на внедрение новых технологий в каждом регионе и в каждой организации, запрос на обмен успешным опытом. И здесь есть поле деятельности не только для государственных структур, но и для вендоров, а также отраслевых СМИ.

Екатерина Лозовая полагает, что правительству следует обратить особое внимание на развитие успешных проектов и повышение качества образования математиков, программистов, статистиков.

Вера Холодная видит в конкурсе не только возможность донести до заинтересованных сторон информацию о своих разработках: он способен дать толчок к зарождению в головах государственных управленцев уникальных идей.

По мнению Елены Новиковой, стабильному росту качества предлагаемых решений могла бы способствовать поддержка отечественных разработчиков аналитических продуктов на уровне законодательства.

Ольга Горчинская рекомендует проводить конкурсы не только по инструментам, но и по конкретным прикладным аналитическим решениям. Она считает, что для оценки эффективности и качества предлагаемых программных аналитических средств необходимо проводить специальные мероприятия-соревнования, подобные, например, недавно прошедшему международному конкурсу алгоритмов по распознаванию лиц, который был организован американским агентством IARPA, а победителем в нём стала российская компания NTechLab.

«По сути конкурс превратился в серьезную исследовательскую работу, — убежден Александр Ефимов. — В его ходе оцениваются не просто функциональные возможности решений, но наличие у поставщиков экспертизы, потенциальные области применения представленных инструментов и их соответствие реально существующим задачам. В плане рекомендации хотел бы напомнить, что в бизнесе хорошо показывают себя адаптация опыта зарубежных коллег и приглашение на стажировку талантливых выпускников вузов. Например, в нашей компании есть специалисты мирового класса, которые пришли пять или десять лет назад стажерами, будучи студентами последних курсов».

Подробнее: https://www.itweek.ru/idea/article/detail.php?ID=199394
map, it-region, карта

Информационно-аналитические инструменты на службе цифровой трансформации (I часть)

Необходимость и ценность современных информационно-аналитических инструментов (ИАИ) для цифровой трансформации государства и бизнеса не вызывают сомнений. А вот какими должны быть эти инструменты с учетом последних трендов, какие технологии следует разработать для их создания и какие организационные и кадровые вопросы нужно решить, чтобы они эффективно заработали, — на этот счёт единого мнения пока нет. Для обсуждения данной темы мы пригласили экспертов из ведущих компаний и организаций.

Цифровая трансформация и новые технологии

Большие данные, Интернет вещей (IoT), бизнес-аналитика, машинное обучение и искусственный интеллект (ИИ) — все эти технологии неразрывно связаны друг с другом: например, IoT генерирует огромные объемы данных, на которых проходит машинное обучение искусственного интеллекта, применяемого для решения многих аналитических задач. Каким образом эти и другие новые технологии уже сегодня могут быть использованы в России для целей цифровой трансформации государства и бизнеса?

Как утверждает заместитель начальника управления информационных технологий Аналитического центра при Правительстве РФ Анатолий Карпенко, все перечисленные технологии уже используются отечественными госструктурами и в гораздо большей степени — бизнесом. В госсекторе наиболее активно их применяют фискальные органы. Так, в ФНС России создана и введена в штатную эксплуатацию автоматизированная система контроля за уплатой НДС (АСК НДС-2), использующая средства оперативного мониторинга процессов, технологию больших данных и инструменты современной аналитики, что помогло существенно повысить налоговые сборы. По данным ведомства, в первом полугодии 2017-го они выросли на 16% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года.

Руководитель направления современных ECM-решений компании ЭОС Сергей Полтев полагает, что у этих технологий хорошие перспективы в таких областях, как оптимизация транспортных потоков, модернизация ЖКХ и поэтапное внедрение концепции «Умный город».

«Информационные системы призваны автоматизировать рутинные операции, связанные с извлечением и обработкой данных, и обеспечить людей ценной информацией, которая в этих данных хранится, — убеждена директор компании „Терн“ Екатерина Лозовая. — Что касается отдельных способов выполнения этой задачи: нейронных сетей, анализа больших данных, предиктивой аналитики, то они представляют собой конкретные подходы, которые нужно применять в разных ситуациях. Возьмём, к примеру, блокчейн: он позволяет упростить процесс регистрации сделок и обеспечить всех участников рынка единой версией информации. В бизнесе эту технологию активно применяют банки и биржи, а что касается государственных учреждений, то потенциально блокчейн может взять на себя функции любого регистрирующего органа».

«По подсчётам аналитиков, только 20% российских компаний уже работают с большими данными, 17% начинают пилотные проекты, а 27% не выражают к ним особого интереса, — напоминает директор по продажам компании PROMT Никита Шаблыков. — В то же время за рубежом уже есть результаты применения больших данных в бизнесе. Например, опрос Economist Intelligence Unit Survey показал, что только в 2015 г. по всему миру 46% компаний улучшили за счет этого качество клиентского сервиса более чем на 10%. В России большие данные используются в основном в банковской, телекоммуникационной сфере и в ритейле, что объясняется главным образом высокой конкуренцией в этих отраслях. Перед владельцами бизнеса, в какой бы отрасли они ни работали, рано или поздно встают вопросы: как лучше понять клиента и его проблемы, как оперативно анализировать данные о клиентах, о покупках, которые они совершают, об их потенциальных интересах и как использовать полученную информацию для прогнозов и планирования?».

По мнению менеджера проектов по маркетингу и SEO компании Mindscan Веры Холодной, одна из целей подобных технологий — по-новому взглянуть на проблемы, которые раньше казались непреодолимыми. Можно ведь эффективно использовать ИИ вместе с другими алгоритмами. Например, при построении чат-бота, для создания системы поиска злоумышленников в потоке людей, для анализа существующих автоматизированных процессов...

Генеральный директор компании Polymedia Елена Новикова обращает внимание на новые возможности автоматизации различного вида производств. Сегодня вследствие резкого удешевления сенсоров, которые могут быть развернуты на полевом уровне для сбора первичных данных о параметрах производственных процессов, а также благодаря упрощению способов передачи большого количества данных, в том числе с удаленных локаций через беспроводные сети, снижению стоимости хранения больших объемов данных и доступности решений по их продвинутому анализу предприятия реального сектора получают инструмент, кардинальным образом влияющий на эффективность бизнеса. Это и снижение затрат на все виды энергии, необходимые предприятиям, и повышение стабильности при выпуске высококачественной продукции на технологически сложных производствах, и оптимизация численности обслуживающего персонала.

При этом могут собираться данные не только о параметрах технологических процессов. В любом производстве человек по-прежнему играет ключевую роль, и современные способы сбора информации и ее анализа позволяют анализировать и предсказывать поведение и действия работника по отношению к сложным и дорогостоящим технологическим процессам. Если состояние оператора сложной технологической установки перед допуском к работе с ней или во время работы будет распознано системой как неудовлетворительное, то незамедлительно последует рекомендация о замене сотрудника, не доводя дела до выпуска бракованной партии или до крупной аварии.

Елена Новикова убеждена, что промышленный IoT совместно с современными аналитическими инструментами позволит оптимизировать существующие процессы производства без значительных капитальных вложений. В тех же случаях, когда таковые вложения необходимы, эти средства дадут возможность максимально точно прогнозировать, а впоследствии контролировать их окупаемость и эффективное использование.

«Когда речь заходит о Big Data, важны не только объемы, но и разнообразие данных, в том числе неструктурированных», — напомнил Никита Шаблыков. По его словам, автоматический перевод — это один из самых удачных шагов в коммерциализации технологий ИИ, которые успешно применяются практически во всех сферах бизнеса — для перевода деловой и технической документации, для локализации контента (сайты, отзывы, магазины, пользовательская документация), для делового общения. И если до появления больших данных системы автоматического перевода строились на основе аналитических методов и разработка одной языковой пары занимала не один год, то сейчас имеются возможности для развития технологий перевода на основе статистических методов, в том числе нейронных сетей.

«Что касается текстовой аналитики, то понимание, как и для каких целей могут быть использованы такие данные, и у бизнеса, и у госсектора пока еще продолжает формироваться. Тем не менее интерес и потребность есть, например, со стороны СМИ и крупных компаний: для анализа брендов, персон, высказываний, рубрикации обращений в службу поддержки, составления автоматических отчётов по искомому объекту, — отметил Никита Шаблыков. — Технологии ИИ позволяют также решать многие вопросы, касающиеся безопасности. В первую очередь речь здесь идет о распознавании лиц для контроля и обеспечения охраны предприятий, торговых центров и аэропортов. Лингвистические технологии используются в системах DLP для выделения конфиденциального или подозрительного контента во входящих и исходящих данных. Информация из социальных сетей может служить основой для прогнозирования перспектив тех или иных кандидатов на выборах, для анализа настроений в обществе и реакции населения на значимые события».

Технологии искусственного интеллекта для обработки информации на естественных языках

Юлия Епифанцева, директор по развитию PROMT:

Глобальный характер бизнеса и госструктур, экспонентный рост информации на разных языках создают все условия для развития технологий автоматической обработки текстов на естественных языках. Сегодня технологии искусственного интеллекта (ИИ) в области лингвистики используются для решения нескольких типовых задах по автоматизации документооборота:

Перевод рабочих документов

Перевод документов целиком с сохранением оригинальной структуры и форматирования востребован во всех отраслях и сферах деятельности бизнеса и государства. Интеграция функций перевода с СЭД оптимизирует работу отделов переводов, повышает эффективность сотрудников, так как информация на любых языках становится доступной в режиме реального времени. И главное, компания уменьшает риск утечки конфиденциальной информации, отказавшись от использования для перевода публичных облачных сервисов.

Локализация документации по продуктам

Здесь прежде нужно назвать ИТ-индустрию, так как именно в этой отрасли всегда актуален выпуск новых версий продуктов, затрагивающий обновление сопутствующей документации на нескольких языках в короткие сроки. Благодаря автоматическому переводу расходы на перевод уменьшаются на 15-20% и ускоряется процесс подготовки документации.

Перевод в мессенджерах для рабочей коммуникации

Глобальные компании, в которых работает персонал из разных регионов, остро нуждаются в средствах, упрощающих коммуникацию между центральным офисом и дочерними предприятиями. Автоматический перевод, интегрированный в корпоративные мессенджеры, ‒ это надежное средство оперативной коммуникации.

Перевод на сервисах

Все сервисы для изучения языков и онлайн-образования, профессиональные социальные сети, сервисы с отзывами о продуктах и услугах предполагают контент на разных языках. Важно и то, что речь идет о быстро растущем контенте, объемы и скорость появления которого исключают использование профессиональных переводчиков.

Автоматическое выделение значимых сущностей, фактов и их связей из текстового потока

Неструктурированный текстовый контент из СМИ, социальных сетей, блогов, отчетов, договоров содержит уникальные данные, которые могли бы помочь бизнесу в прогнозировании и маркетинге. Но проблема в том, что без автоматической обработки и извлечения ключевых метаданных из неструктурированных текстов трудно увидеть общую картинку. Современные лингвистические технологии позволяют извлекать из текстового потока значимую информацию — упоминание персон, организаций, геоназваний, событий, названия договоров, даты, а также выделять высказывания и определять их эмоциональную окраску, извлекать факты и их участников, прослеживать связи.

Технологии и продукты PROMT позволяют справляться с этими и многими другими задачами по обработке текстов на естественных языках.
PROMT Translation Server 18 — клиент-серверное решение по автоматическому переводу конфиденциальных документов. Программа позволяет обрабатывать документы на 20 языках в более чем 10 форматах и благодаря простому API легко интегрируется в корпоративный портал, любые информационные системы.

PROMT Analyzer SDK — решение для поиска, извлечения, обобщения информации о сущностях, фактах и их связях из неструктурированных текстовых данных на разных языках. Уникальные возможности продукта позволят интеграторам и разработчикам создавать современные решения для бизнес-аналитики и интеллектуального поиска.
ПАРТНЕРСКИЙ МАТЕРИАЛ

«Уже давно объемы документов, содержащихся в информационных базах данных, исчисляются десятками миллионов, если их перевести в бумажный вид, объем будет исчисляться сотнями кубометров. Однако о таких размерах электронных справочников стало возможным говорить только благодаря появлению новых методов анализа и идентификации текста. Автоматическая кластеризация секторов информации по какому-либо признаку или интеллектуальное выявление значимых понятий из текстов, применение машинного обучения и технологии нейросетей в области ранжирования, результаты работы поисковых систем — это открывает новые горизонты для решения задач, связанных с поиском информации, необходимой для решения того или иного вопроса. Современные технологии поиска позволяют быстро ориентироваться и применять ряд аналитических инструментов, существенно упрощая отношения граждан и бизнеса с государством. И действительно, любое действие на рынке урегулировано правовыми нормами. Без знания законодательства построить эффективный бизнес не получится», — считает Юрий Пивоваров, руководитель департамента развития и исследований компании «Гарант».

Корпоративные базы данных: опыт профессионалов

Александр Балалыкин, руководитель отдела внедрения инновационных технологий компании «Гарант»:

— Компания «Гарант» является разработчиком справочной правовой системы ГАРАНТ и одной из ведущих информационных компаний России. Более 27 лет она занимается систематизацией и комплексным анализом правовой информации, а также автоматизацией работы с большими данными.

Сегодня информационный банк системы ГАРАНТ содержит более 63 млн. документов. Для работы с таким огромным банком данных разработаны мощные поисковые и аналитические инструменты, в которых использованы самые современные технологии и способы обработки больших информационных массивов.

Многие организации в своей работе сталкиваются с проблемой навигации в больших объемах внутренней документации. Найти конкретный документ организации, сгруппировать их по теме, выявить взаимосвязи между ними бывает крайне затруднительно. С недавнего времени технологии и программные инструменты ГАРАНТ могут быть использованы самым широким кругом организаций для создания и поддержания корпоративных баз данных «индивидуального» наполнения, включающего именно те документы, которые представляют интерес только в рамках одного предприятия.

«Гарант» предоставит удобные и эффективные инструменты для создания корпоративной базы или возьмет на себя функции по ее созданию и актуализации, поможет и подскажет, как эффективней использовать программные комплексы, обеспечит их внедрение и осуществит техническую поддержку.

По желанию заказчика корпоративная база данных может быть объединена с действующим законодательством и судебной практикой. Таким образом, организация получает удобный и эффективный инструментарий работы как с правовой информацией, так и с внутренними документами. Весь информационный массив связан единым гипертекстовым пространством, а мощные поисковые и аналитические инструменты дадут широкие возможности для работы.

При создании корпоративных баз по технологии ГАРАНТ доступны:

контекстный поиск по документам в базе данных на естественном языке с учетом морфологии и собственной синонимии;
возможность адаптации поисковых инструментов под индивидуальные уникальные критерии;
создание собственных тематических классификаторов;
возможность создания нескольких редакций одного документа с инструментами их сравнительного анализа;
разграничение прав доступа к различным сегментам корпоративной базы, согласно внутренней корпоративной политике;
возможность интеграции базы корпоративных документов с актуальным массивом нормативно-правовых актов РФ и т. д.

Таким образом технологии и программные инструменты ГАРАНТ позволят организациям собрать разрозненные корпоративные документы в единую базу, а удобный интерфейс поможет быстро отыскать нужную информацию, экономя драгоценное время для принятия верных стратегических решений.
ПАРТНЕРСКИЙ МАТЕРИАЛ

В качестве важного современного аналитического инструмента он привел систему лингвистического анализа для проведения антикоррупционной экспертизы документов. Система проводит лингвистический анализ текста документа и решает задачу обнаружения возможных коррупциогенных факторов уже на этапе подготовки документа. Этот инструмент может быть использован в деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления и прокуратуры. В целом, автоматизация поиска потенциальных коррупциогенных факторов — это движение в наступающую эпоху Legal tech, внедрения современных ИТ в сферу юридической деятельности, уверен Юрий Пивоваров.

Директор по исследовательским проектам и руководитель направления Big Data компании «Ай-ФОРС» (ГК ФОРС) Ольга Горчинская обращает внимание на то, что все упомянутые технологии могут использоваться как совместно, обогащая друг друга, так и независимо. Скажем, функциональность системы бизнес-анализа, построенной на BI-инструментах, можно расширить, встроив в нее технологию машинного обучения. В этом случае кроме заданных и простых расчетных показателей можно получать и дополнительные на основе специальных моделей и алгоритмов машинного обучения. Например, дашборд системы анализа эффективности государственных программ помимо затрат и рентабельности может отображать рейтинги отдельной программы по отзывам в социальных сетях.

Быстро развивается направление Интернета вещей, предполагающее специальные технологии сбора и обработки данных с датчиков и приборов. По оценкам некоторых экспертов, объем российского рынка IoT в 2016 г. достиг 1,2 млрд. долл. Очень высок потенциал развития IoT-сервисов в проектах на транспорте, в рамках программ «умного» города и «умной» энергетики, сельского хозяйства и телемедицины. Сейчас идет разработка стандартов и законов, регулирующих эту сферу, что будет способствовать скорейшему формированию цивилизованного рынка.

«С точки зрения практического использования существует важное различие между технологиями классического бизнес-анализа и машинного обучения, — уточняет Ольга Горчинская. — Бизнес-аналитика обычно ориентирована на всесторонний анализ и всегда связана с консолидацией данных из разных источников, с их согласованием и интерактивной визуализацией. Машинное же обучение часто решает конкретную локальную задачу, формирует результат, который может встраиваться в любую систему, не обязательно аналитическую. Примером такой локальной задачи может служить распознавание лиц; для её решения строятся и обучаются нейронные сети, а результат в виде алгоритма встраивается в терминалы аэропорта для прохождения паспортного контроля».

ИАИ в госуправлении

Из сказанного совершенно очевидно, что необходимость применения современных информационно-аналитических инструментов в бизнесе вполне осознана, а их преимущества во многих случаях уже подтверждены практикой. Какие же задачи должны уметь решать современные ИАИ для различных (федерального, регионального, муниципального) уровней госуправления? Какими средствами сбора и обработки данных они должны быть оснащены?

По мнению Веры Холодной, в первую очередь надо уметь решать задачи оперативного извлечения максимально объективной информации. Важный момент для каждого уровня госуправления — межведомственное взаимодействие. Это слабое место многих моделей принятия решений, когда информация из разных департаментов собирается вручную или вообще не собирается. Для всех уровней актуальны задачи расходования бюджетных средств или развития здравоохранения. Целью классификации и дальнейшей обработки данных может быть повышение качества предоставления услуг, выявление наиболее слабых мест в работе различных служб, учёт мнений граждан при приоритизации расходования бюджетных средств. На муниципальном уровне может оказаться полезной информация о том, насколько люди удовлетворены полученными госуслугами, обслуживанием в поликлиниках, состоянием дворовых территорий и иными повседневными бытовыми вещами.

Человеческий разум или искусственный интеллект?

«Не нужны сегодня программисты...» — сказал Герман Греф.

Возможности роботов действительно увеличились. Однако их создатели раньше других поняли, что на самом деле искусственный интеллект (ИИ) не может выполнить всех миссий, но тем не менее его можно эффективно использовать вместе с другими алгоритмами. MINDSCAN придерживается именно такого принципа в своих разработках. Искусственные нейронные сети позволяют создавать уникальные проекты. Они полезны:

для создания чат-ботов, которые будут отвечать на вопросы, помогая найти информацию или выбрать подходящую услугу;
для автоматизации электронного документооборота, когда адресант сможет получать автоматический, но квалифицированный ответ программы;
для оценки эмоций людей в больших массивах фотографий с привязкой к геотегам;
для анализа подписок групп населения в социальных сетях и составления психотипов на этой основе;
для современных моделей медиаизмерения в социальных сетях, с помощью которых можно проводить исследования под неформатные задачи.

Можно, например, исследовать взаимосвязь между интересом, который граждане региона проявляют к политику в Интернете (на основе поисковых запросов в Яндексе и Google), и представленностью этого политика в региональных СМИ.

Такой анализ позволяет понять, насколько эффективна информационная кампания данного политика. Можно рассмотреть ситуацию, когда количество упоминаний персоны в СМИ увеличивается, а количество запросов в Интернете остается на прежнем уровне. Это указывает на то, что аудитория потеряла интерес к персоне либо ей не интересны новости, которые появляются в СМИ.


Рисунок. Публикации и социальная активность

Пропустить возрастающий интерес к совершенствованию машинного интеллекта невозможно. ИИ пытаются задействовать во всех отраслях — от космических исследований до медицины. Крупные компании активно финансируют собственные проекты, где задействованы искусственные «нейроны». Очень привлекает возможность создания оригинальных колл-центров, но, к сожалению, добиться речевой импровизации от робота нелегко.

Подводя итог, можно утверждать, что универсального механизма для решения задач не существует. Любую разработку приходится адаптировать под конкретную цель. И чем более универсальный механизм нужно получить, тем труднее его создать.

Но мы твердо уверены, что решение обязательно найдется!

Команда MINDSCAN
info@midscan.ru
ПАРТНЕРСКИЙ МАТЕРИАЛ

Сегодня у всех на слуху сложная ситуация со свалками мусора. Возможно, она не достигла бы такой остроты, не будь она вовремя выявлена и оценена, например, посредством постоянного мониторинга социальных сетей на предмет сообщений о том, что обнаружена незаконная свалка где-то в лесу. На муниципальном уровне эту информацию можно было бы вовремя отследить и верно оценить масштаб свалки с помощью специальной аэросъемки и анализа видео. На региональном — собранную локально информацию следует учитывать при планировании мероприятий по переработке отходов. На федеральном — сопоставлять территориальные схемы по обращению с отходами, выстраивать систему независимого аудита и оценки с помощью обработки больших массивов данных.

«В настоящее время подавляющее большинство ИАИ, используемых в органах власти России, в основном решают задачи планирования деятельности, мониторинга значений различных социально-экономических показателей и формирования отчетов. Автоматизация процессов принятия управленческих решений в современных условиях должна быть ориентирована на использование инструментов, позволяющих прогнозировать и моделировать те или иные ситуации и варианты развития событий, а именно отвечать на вопросы «что будет, если...?» или «что нужно сделать, для того, чтобы...?», — полагает Анатолий Карпенко. По его словам, лишь около 45% органов государственной власти федерального и регионального уровня в той или иной степени используют инструменты прогнозной аналитики и немногим более 11% применяют средства автоматизированного моделирования для решения своих управленческих задач. На уровне органов местного самоуправления ИАИ используются очень слабо, а информация главным образом анализируется с помощью инструментария офисных приложений.

«Что касается средств сбора и обработки информации, то учитывая специфику деятельности органов государственной власти, нацеленной на работу с официальной информацией, в первую очередь собираются и обрабатываются структурированные и слабоструктурированные данные, представленные в виде текстовых документов. В ряде случаев отдельными госструктурами применяются средства автоматизированной обработки и анализа мультимедийного контента, то есть аудио- и видеоинформации», — добавил Анатолий Карпенко.

По мнению Никиты Шаблыкова, в зависимости от тех задач, которые решаются на том или ином уровне госуправления, могут требоваться разные ИАИ-инструменты. Для федеральных органов часто востребованы решения для эффективной работы с международной документацией и аналитикой, доступной на разных языках. Например, Федеральный институт промышленной собственности не может вести свою деятельность, не обращаясь в международные патентные базы данных. Эксперты ФИПС ищут информацию более чем в 110 млн. патентов, которые хранятся как в собственных базах данных, так и в базах данных международных патентных ведомств или патентных ведомств других стран. Эффективная и точная работа эксперта сегодня невозможна без технологий автоматического перевода. Свыше шестисот экспертов ФИПС для обработки патентных заявок ежедневно используют эти технологии, переводя более 600 тыс. слов в день с английского, китайского и других языков.

«То же самое касается международных судов, где есть острая необходимость в высококачественном и быстром переводе юридически значимой информации.

Правоохранительная деятельность, борьба с терроризмом также требует эффективных инструментов текстовой аналитики и лингвистической обработки данных. Сюда входит перевод пользовательской информации не только из так называемого открытого Интернета, но и из Darknet, Deepweb, а также выделение в автоматическом режиме значимой информации, такой как имена людей, названия организаций, определение событий, с тем чтобы её могли оперативно обрабатывать аналитики и эксперты. Решения всегда принимаются людьми, но они должны быть взвешенными и объективными, а для этого нужна предварительная обработка огромных массивов данных», — добавил Никита Шаблыков.

Елена Новикова уверена, что одних только традиционных BI-инструментов сегодня уже недостаточно — нужны встроенные средства продвинутой обработки больших объемов данных, как проприетарные In-Memory-инструменты, так и их интеграция с распространенными Open Source-решениями, такими как Hadoop (для MPP) и R/Python (для продвинутой аналитики).

Сергей Полтев обращает внимание на необходимость инструментов для извлечения и структурирования данных, объединения информации из различных источников. При этом чем дальше мы уходим от «сырых данных» к обобщенным зависимостям — тем важнее становится обеспечение достоверности, документальной подтвержденности исходной информации.

По мнению Ольги Горчинской, если наряду с инструментами традиционного бизнес-анализа применять технологии больших данных и машинного обучения, то это позволит анализировать отношение населения к федеральным и региональным инициативам, всесторонне оценивать результаты выполнения государственных программ, эффективнее работать с огромными объемами текстовой информации, накопленной в государственных учреждениях.

Руководитель направления аналитики «SAS Россия/СНГ» Александр Ефимов говорит о необходимости инструментов удалённого сбора данных «с полей» сразу же в электронной форме, так, чтобы они были снабжены средствами для логического контроля и проверки достоверности. Кроме того, нужна система контроля версий, поскольку информация со временем может обновляться.

Подробнее: https://www.itweek.ru/idea/article/detail.php?ID=199394
map, it-region, карта

RECS 2017: требования заказчиков определяют тенденции СЭД

Вопросы, связанные с электронным документооборотом, равно как и более общие проблемы управления контентом очень выгодно подаются производителями СЭД в эпоху цифровой экономики. Огромные объемы электронной информации, которые вынуждены обрабатывать эти системы, организация коллективного взаимодействия различных сотрудников, по определению закладываемая в их функционал, а также алгоритмическая сложность многих функций, связанных с обработкой текста, стимулируют разработчиков делать подобные акценты.

С другой стороны, данное направление развития корпоративного ПО традиционно считается одним из самых консервативных, а рост объемов данных и усложняющийся функционал заставляют крупных корпоративных и особенно государственных заказчиков быть еще более осторожными в вопросах выбора и эксплуатации СЭД.

Мотивы и предпочтения госсектора

Среди выступивших на конференции Russian Enterprise Content Summit (RECS) 2017 (https://www.itweek.ru/ecm/recs/) заказчиков систем электронного документооборота были представители двух государственных организаций — Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) и Министерства внутренних дел. Эти организации можно назвать своего рода классическими потребителями СЭД, и по тому, какие акценты они ставят сейчас, можно судить о тенденциях рынка СЭД.

Отметим, что для обеих госструктур, что в явной форме было отмечено их представителями на конференции, основным побудительным мотивом полномасштабного внедрения СЭД стало требование федеральных органов власти относительно перехода государственных организаций на систему межведомственного документооборота (СМЭВ). Надо сказать, эти требования напрямую никого не обязывают внедрять какие-либо ИТ-системы. Скорее в них заложен некий обязательный уровень технологичности работы государственных ведомств с электронной информацией. «Толчком к внедрению послужило постановление правительства о необходимости к концу 2015 г. перейти на межведомственный документооборот», — рассказала Ольга Морозова, главный специалист научно-исследовательского института ФСИН. Здесь надо отметить, что сама идеология СМЭВ начала свое развитие несколько лет назад, когда о цифровой экономике еще мало кто говорил. Тем не менее она заимствует от этой концепции очень много. Так что подобные стимулы уже приближают нынешние системы СЭД к идеям digital economy. Следует также сказать, что непосредственно о функциях СМЭВ (то есть о проблеме универсального обмена сообщениями между участниками соответствующей экосистемы) в настоящее время говорят куда чаще, чем о ведомственных информационных системах, которые собственно составляют ее каркас. Глубоко тема интерфейса данных систем со СМЭВ в докладах не обсуждалась, однако тема архитектуры ключевых ведомственных ИС, которая все равно (при наличии СМЭВ или без таковой) существенно определяет принципы обработки электронной информации на государственном уровне, затрагивались в явной форме.

Прежде всего речь по-прежнему идет о строгой иерархичности ИТ-систем крупных государственных структур, то есть об их разделении на центральный аппарат, территориальные органы и первичные исполнительные подразделения, которые этим территориальным органам подчиняются. Начало внедрения неизменно идет с головного офиса, а затем система тиражируется в региональных департаментах, и процесс тиражирования в силу масштабов любой федеральной структуры является одной из наиболее сложных проектных задач. В докладе Александра Нарцева, начальника Центра сопровождения НИОКР в области ИТ НИИ специальной техники ФКУ НПО «СТиС» МВД России, и Романа Гилязова, директора департамента документационных и управленческих систем фирмы «Энкор» были представлены конкретные цифры, согласно которым с сентября 2014 г. по сентябрь 2016-го количество подключенных к ведомственной СЭД подразделений МВД увеличилось с 44 до 7058, причем более 80% из них подключились уже во второй половине указанного двухлетнего периода. За те же два года общее число документов, зарегистрированных в системе, возросло с 200 тыс. до 32 млн. и сейчас составляет около 53 млн. единиц.

Ольга Морозова также явно выделяет три последовательных этапа внедрения системы ФСИН, проходившего на протяжении 2013–2016 гг. Они соответствовали развертыванию системы на уровне центрального аппарата, региональных и первичных организациях, исполняющих принятые на уровне ФСИН решения.

Надо сказать, что и масштаб задач, и в особенности высокая динамика развертывания ведомственных СЭД требуют специфических подходов к обучению персонала работе с внедряемой системой равно как и определенных подходов к вовлечению сотрудников в работу с ней. Дело осложняется еще и высокой территориальной распределенностью, по определению характерной для ведомственных структур федерального уровня. В итоге традиционные методы обучения и поддержки все больше начинают сочетаться с дистанционным электронным обучением, то есть с подходом также весьма характерным для цифровой экономики. Касательно традиционных форм Ольга Морозова говорит, например, о классической многоуровневой поддержке пользователей посредством контакт-центра. По ее словам, первая линия поддержки находится внутри ведомства и реализуется наиболее компетентными в вопросах внедренной СЭД сотрудниками. Вторая и третья остается за специалистами компании-поставщика СЭД (в данном конкретном случае за компанией «Логика бизнеса»). Система очного обучения, как это обычно бывает в масштабных проектах, тоже была построена по иерархическому принципу. Около десятка ключевых пользователей обучали специалисты «Логики бизнеса», те в свою очередь — всех остальных сотрудников ведомства.

Значимую роль в данном проекте сыграла и дистанционная форма подготовки пользователей СЭД. Все специально разработанные видеопособия, инструкции, руководства, проводившееся когда-либо семинары по внедренной системе документооборота были тщательно систематизированы и затем выложены на сайте. Определенное значение в процессе вовлечения в работу персонала играют и методы мониторинга действий сотрудников в системе. Помимо прямых функций контроля при правильно подобранной методике они фактически позволяют отслеживать степень подготовленности сотрудника к работе с системой.

Отдельно можно сказать о функциональных и технологических предпочтениях государственных заказчиков. Представители обоих ведомств недвусмысленно утверждают о своей приверженности концепции Open Source. Конечно, ключевым основанием такого приоритета является возможность доработки ПО, причем как самостоятельно, так и со стороны производителя. В итоге, например, ФСИН в настоящее время имеет по сути уникальную, имеющуюся только у него версию СЭД «Логика СЭД. Госуправление», изначально разработанную «Логикой Бизнеса» а затем совместными усилиями адаптированную под особенности деятельности ведомства.

МВД при выборе Open Source-решений также делала ставку на доработку. Но у данной организации к тому же был негативный опыт внедрения известной коммерческой системы документооборота, о чем и прежде сообщали российские источники. При этом, как можно предполагать, негатив распространялся не столько на функционал, сколько на специфику отношений с крупным производителем ПО. В текущей версии СЭД МВД в качестве инструментария и инфраструктуры эксплуатации использовались такие популярные в современной корпоративной среде Open Source продукты, как фреймворк Ruby on Rails, СУБД MongoDB и поисковый сервис Elastic Search. В целом же похожие наборы базового ПО сейчас начинают использоваться все чаще для создания систем обработки неструктурированной информации в условиях цифровой экономики.

При выборе системы «Логика СЭД. Госуправление» во ФСИН, как было уже сказано, также во многом ориентировались именно на принципы Open Source. Вообще же у этой организации достаточно большой опыт внедрения коммерческих СЭД. За предшествующий период многие из них в конечном счете переставали устраивать организацию функционально, а некоторые уже не справлялись с номенклатурой дел. Однако были и такие (как, например, СЭД «Практика») которые также внедрялись во ФСИН, но их закрытость при этом послужила препятствием их дальнейшему развитию в организации.

Думается, что следует учитывать и более чем явную пропаганду открытого ПО на уровне государства. Не надо забывать и о том, что сама концепция СМЭВ реализуется не в последнюю очередь именно на базе технологий Open Source.

По поводу архитектурных принципов построения решения в МВД можно сказать, что оно по сути разбито на сервисы, среди которых выделяются непосредственно сервисы работы с документами (сканирование, журналирование, обработка штрих-кодов, электронной подписи и многие другие), а также административные и интеграционные.

К архитектурной концепции любого ИТ-решения можно отнести и построение интерфейса с пользователем. Система документооборота ФСИН, по словам Ольги Морозовой, имеет по сути два интерфейса: основной и APM руководителя. Также немаловажным плюсом выбранного продукта было то, что он, являясь типичным веб-приложением, способен поддерживать полноценную работу через веб-интерфейс. Соответственно для своего функционирования он не требует специализированных рабочих мест.

В МВД достаточно много внимания уделяют возможностям работы СЭД на всех популярных мобильных платформах и соответственно мобильному пользовательскому интерфейсу. Конечно он при этом изменяется функционально, поскольку в данном случае прежде всего ориентирован не на исполнительскую активность, а на подачу сопроводительной информации о том или ином документе и на принятие в его отношении каких-либо решений.

Мотивы и предпочтения бизнеса

В рамках конференции также были представлены сообщения заказчиков из коммерческого сектора. При этом характерно, что при внедрении и эксплуатации СЭД их зачастую волнуют те же самые проблемы. В какой-то части эти проблемы ставятся в несколько иной форме, в какой-то — фактически в аналогичной. Стимул для начала масштабных проектов в области СЭД тут тоже часто исходит от государственных структур. По словам Артема Баязитова, ведущего специалиста дирекции ИТ компании «Ингосстах», Центральный Банк (который сейчас, как известно, является регулятором страховой деятельности) потребовал от бизнеса ведения судебной корреспонденции в электронном виде. Большинство из перечисленных в его докладе свойств системы документооборота, которые явились ключевыми для «Ингосстраха», мы уже рассмотрели выше. Это масштабируемость, удобный и простой интерфейс, работа с любого устройства и через браузер. Параметрами, необходимыми более динамичной по сравнению с государственными структурами коммерческой организации, в данном случае стали скорость внедрения и широкая функциональность готового решения. В итоге «Ингосстрах» остановил свой выбор на СЭД «Тезис» компании «Хоулмонт».

Еще один сделанный на RECS’2017 клиентский доклад был сделан Гагиком Григоряном, советником финансового директора компании-авиаперевозчика UTair. Его сообщение в значительной степени было посвящен построению документ-ориентированного информационного взаимодействия авиакомпании с многочисленными наземными службами, причастными к сервисной поддержке воздушного судна и его подготовке к полету. И если для российских госорганизаций стандартом взаимодействия сейчас является уже упомянутая СМЭВ, то для коммерческих структур каждой отдельно взятой отрасли подобная спецификация уникальна содержательно, но при этом практически во всех случаях разрабатывается на основе XML-стандарта. В сфере авиаперевозок такой стандарт отраслевого электронного взаимодействия был разработан специально созданной под эгидой Российской ассоциации эксплуатантов воздушного транспорта рабочей группой, а за основу была принята аналогичная разработка IATA (Международной ассоциации перевозчиков гражданской авиации). Сейчас данная разработка, которая вполне может быть классифицирована как одна из ветвей электронного документооборота, тестируется в условиях российского авиационного бизнеса.

Подробнее: https://www.itweek.ru/ecm/article/detail.php?ID=198363
map, it-region, карта

Единый портал республиканских органов госвласти заработал в Северной Осетии

Единый портал органов государственной власти Северной Осетии alania.gov.ru начал свою работу в четверг 10 августа.

Ресурс ориентирован на повышение информированности о современной жизни республики. Портал станет единой площадкой для госорганов и «единой точкой входа» для граждан, заинтересованных в получении актуальных и достоверных данных о деятельности конкретных государственных структур и ведомств, сказано в сообщении на главной странице сайта.

В состав портала вошел официальный сайт главы и правительства Северной Осетии. С октября начнется перевод официальных сайтов министерств и ведомств республики на единую платформу портала, который завершится к марту 2018 года.



«Ресурс будет постоянно совершенствоваться, обязательно будет обновлён и технологический стек. Будут разработаны подсистемы открытых данных и сервис «Книги жалоб и предложений» региона, а также многое другое», — рассказал руководитель управления по информационным технологиям и связи Республики Северная Осетия-Алания Алан Салбиев.

Посетители прежнего сайта главы и правительства республики rso-a.ru будут автоматически перенаправляться на новый сайт – alania.gov.ru.

Проект был разработан и введен в эксплуатацию управлением коммуникаций и защиты информации администрации главы РСО-Алания и правительства РСО-Алания по указу главы республики Вячеслава Битарова.

Подробнее: http://d-russia.ru/edinyj-portal-respublikanskih-organov-gosvlasti-zarabotal-v-severnoj-osetii.html
map, it-region, карта

Запущена российская блокчейн-платформа с открытым кодом

Exonum — это платформа, которая поможет частным компаниям и государственным структурам безопасно и легко создать решения и сервисы, основанные на блокчейне. Исходный код для Exonum можно найти на официальном сайте продукта и на Github. Разработчики могут свободно включать, адаптировать и расширять исходный код Exonum в соответствии с поставленными задачами.

Сегодня существует множество решений, основанных на принципе распределенного реестра (DLT) или использующих его. Несмотря на то, что DLT значительно превосходит существующие системы, фактически данная технология имеет почти полное сходство с распределенной базой данных. Распределенная база данных не имеет преимуществ и степени безопасности предлагаемых блокчейном. В распределенном реестре история регистра может быть переписана, если узлы или акторы решают поступить таким образом^; Кроме того, у клиента нет возможности автоматически проверять систему, поскольку она работает точно так же, как база данных.

«Интерес к блокчейну все более возрастает. Мы понимаем, что нужны простые, доступные и удобные инструменты, с помощью которых коммерческие компании и государственные структуры смогут делать свои продукты и сервисы. Exonum как раз должен стать таким инструментом. Прежде чем выпустить платформу, она прошла тестирование на нашем проекте в Грузии, где на базе Exonum реализована регистрация прав собственности. Также она использовался для сертификации результатов опросов, защиты цифровых прав для создателей контента и в настоящий момент применяется при переходе электронного правительства Украины на блокчейн. Exonum — ваш следующий шаг к блокчейну», — заявил Валерий Вавилов, генеральный директор Bitfury Group.

Сильный алгоритм согласия


Exonum применяет встроенный византийский алгоритм согласия, который защищает данные без необходимости «добывать» блоки, даже в случае ситуации, когда узлы не работают должным образом или становятся подвержены действиям злоумышленников. Эта функция также делает добавление в блокчейн Exonum неверных данных или изменение истории со стороны злоумышленников практически невозможным. В случае, если сразу несколько узлов подвергаются атаке, блокчейн Exonum по-прежнему отвечает основным параметрам безопасности и защищает данные. Кроме того Exonum немедленно обновляется с добавлением каждого нового блока. И при использовании этого консенсусного алгоритма блокчейн Exonum обрабатывает до 3000 транзакций в секунду (в глобальной распределенной сети) с задержкой очистки в 2,5 секунды. В кастомной же сети платформа способна обработать до 15000 транзакций в секунду.

Прикреплен к биткойну


Частные блокчейны, не прикрепленные к биткойну, восприимчивы к взлому ввиду того, что их сеть гораздо меньше. Но уровень безопасности блокчейна Exonum гораздо выше благодаря тому, что в его основе лежат сильные криптографически проверенные системы. Благодаря тому, что Exonum привязан к биткоин блокчейну, он предлагает и соответствующий уровень безопасности. Привязка — это процесс сохранения «моментального снимка» состояния системы в общедоступном источнике, что исключает необходимость безоговорочного доверия администратору блокчейна при сохранении конфиденциальности личных данных. Служба привязки периодически сохраняет криптографический хеш, отражающий состояние блокчейна Exonum в блокчейне биткойн. Даже в случае, если злоумышленники проникают в большинство ваших узлов, любые изменения в блокчейне Exonum будут записаны и сразу же заметны.

Безопасный язык программирования


Exonum основан на Rust, самом безопасном языке программирования на сегодняшний день. Для Rust, как языка системного программирования, характерна безопасность, одновременность и практичность. Большое внимание уделено в нем управлению памятью, что избавляет от многих распространенных ошибок в программировании В этом он похож на C ++,. Наконец, Rust в настоящее время быстрее, чем языки программирования Java, Go, C и C ++ и продолжает улучшаться.

«Почти 2 года глубокого анализа и тестирования различных блокчейн концептов, и мы запускаем платформу. Exonum — это плод совместных усилий нашей фантастической команды из математиков и ученых мирового класса, талантливейших разработчиков и аналитиков. Уважая базовый принцип открытости и доступности блокчейн и биткойн, мы приняли решение сделать платформу открытой для всех, кто занимается разработкой решений на блокчейн, чтобы помочь правительствам и бизнесам раскрыть мощнейший потенциал технологи», — заявил Валерий Вавилов, генеральный директор Bitfury Group.

Принцип умного контракта


Как и другие платформы смарт-контрактов, такие как Ethereum и Fabric, умные контракты на основе Exonum могут эффективно и быстро взаимодействовать с блокчейнами. Кроме того контракты на основе Exonum имеют самую высокую производительность в плане обработки транзакций, способную обрабатывать до 3000 транзакций в секунду со всего лишь 2,5 секундами времени очистки. И поскольку он использует Rust (и в ближайшем будущем Java), смарт-контракты на основе Exonum имеют самый высокий уровень безопасности памяти.

Подробнее: https://www.iemag.ru/news/detail.php?ID=40173
map, it-region, карта

Минкомсвязи РФ России предложило модель перехода государственных сайтов на единые стандарты

Министр связи и массовых коммуникаций Российской Федерации Николай Никифоров провел заседание Подкомиссии по использованию информационных технологий при предоставлении государственных и муниципальных услуг Правительственной комиссии по использованию информационных технологий для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности. Участники заседания обсудили основные показатели функционирования инфраструктуры электронного правительства, работу по достижению показателя доли граждан, получающих госуслуги в электронной форме на территории субъектов РФ, а также меры по улучшению позиции Российской Федерации в рейтинге ООН по уровню развития электронного правительства.

В ходе заседания Минкомсвязи России представило регулярный отчет, содержащий показатели функционирования инфраструктуры электронного правительства. По данным на май 2017 года, в Единой системе идентификации и аутентификации (ЕСИА) зарегистрировано 49 млн граждан. Прирост пользователей электронных госуслуг в мае 2017 года составил 1,6 млн человек. Через Единый портал государственных и муниципальных услуг было заказано 81,3 млн федеральных, а также 250 тыс. региональных и муниципальных услуг. Всего в России действует 18,6 тыс. точек для регистрации и подтверждения личности граждан в ЕСИА.

Участники заседания обсудили проводимые в субъектах РФ работы по достижению показателя доли граждан, получающих госуслуги в электронной форме. Свои доклады представили Республика Татарстан и Республика Башкортостан. Согласно исследованиям Федеральной службы государственной статистики, значение указанного показателя в Республике Татарстан составило 79,7% в 2016 году (2015 г. — 65,2%, 2014 г. — 63%). В субъекте проживает более 3,8 млн граждан. В Республике Башкортостан значение показателя составило 61,2% в 2016 году (2015 г. — 52%, 2014 г. — 27,6%). В субъекте проживает около 4,1 млн граждан.

В Республике Татарстан электронные госуслуги оказываются через региональный портал государственных услуг, мобильные приложения и 410 информационных терминалов. Всего реализовано 240 интерактивных услуг. Представитель Республики Татарстан доложил на заседании о мерах по популяризации предоставления электронных госуслуг в регионе. Для реализации этой задачи были созданы аудио-, видеоролики и плакаты. Минкомсвязь России предложила совместную проработку использования единого бренда госуслуг на территории республики.

Также Минкомсвязи России разработало рекомендации и дизайн-решения по модернизации официальных интернет-сайтов государственных структур. Разработки должны повысить удобство использования этих интернет-сайтов, способствовать распространению на них технологий электронного правительства и повлиять на позиции России в международных рейтингах. В частности, в рейтинге развития электронного правительства, который раз в два года публикуется Департаментом по экономическим и социальным вопросам ООН. Так, в рейтинге 2016 года Российская Федерация заняла 35 место из 193 стран ООН.

В дальнейшем для обеспечения роста позиций России в рейтинге ООН, расширения возможностей электронного правительства, повышения удобства использования официальных сайтов органов власти, включая порталы государственных и муниципальных услуг, а также исключения дублирования расходов на их развитие запланировано создание единого стандарта и требований по организации и структурированию информации, навигации и оформлению всех государственных сайтов. Методическую поддержку и контроль выполнения работ осуществляет Минкомсвязь России.

Подробнее: http://www.cnews.ru/news/line/2017-06-08_minkomsvyazi_rf_rossii_predlozhilo_model_perehoda