?

Log in

No account? Create an account
 
 
23 May 2018 @ 10:12 pm
Председатель ИТ-комитета Вологодской области: почему цифровая экономика начнется с регионов  
Региональная информатизация является первым рубежом создания цифровой экономики. Какие вопросы сейчас на повестке дня в информатизации Вологодской области, как автоматизировать контроль бюджетных расходов, что ждать вологжанам от государственных услуг и почему федеральным ведомствам необходимо более тщательно планировать доработку сервисов межведомственного взаимодействия, ответил председатель Комитета информационных технологий и телекоммуникаций Вологодской области Андрей Никуличев.

Контроль бюджетных инвестиций
CNews: Какие приоритеты в области информатизации на 2018 год в Вологде?

Андрей Никуличев: Трудно выделить что-то отдельно, у нас много одинаково важных задач. Наиболее сложные из них те, которые вносят изменения в бизнес-процессы управления органами власти, территориями. С этой функциональной точки зрения я бы выделил систему управления инвестиционными проектами. Этот продукт обеспечит справедливую систему рейтингования инвестпроектов области на стадии подачи заявок, чтобы помочь вложить средства туда, где они наиболее востребованы и эффективны. Причем речь идет не только о коммерческой выгоде, но и о социальном эффекте. Сейчас департаментом стратегического планирования Вологодской области разрабатывается двухступенчатая методика рейтингования таких заявок. В итоге область должна получить автоматизированную первичную систему рейтингования по определенным критериям, которая станет дополнительным инструментом для окончательного принятия решения на инвестиционном совете области. После положительного решения и в соответствии с рейтингом будут открываться финансирование, вноситься изменения в государственные программы, в планы закупок. Еще один важный элемент – впервые в Вологодской области запускается так называемый постинвестиционный контроль, суть которого в оценке тех эффектов и результатов, которые нам обещает орган власти или местного самоуправления в подаваемой заявке.

CNews: То есть в этой системе под инвестициями понимается бюджетное финансирование?

Андрей Никуличев: Да. Причем мы рассматриваем муниципальный, региональный, и федеральный уровень, в рамках субсидий, которые поступают из федерального бюджета. Мы будем контролировать реализацию этих проектов, планы-графики, сроки финансирования, приемку работ. На выходе будем проверять – что пообещали заявители и что де-факто сделали.

CNews: Система будет сдана к концу года?

Андрей Никуличев: Мы рассчитываем до конца года ее запустить и внести в нее проекты будущего года.

CNews: Какие новые возможности даст вам система?

Андрей Никуличев: Она точно даст нам справедливый и максимально эффективный отбор проектов на реализацию. Такого сквозного рейтингования в Вологодской области пока еще не было. Сейчас защита проекта происходит на отраслевом уровне. В каждой отрасли свои приоритеты, а бюджет у области единый для всех отраслей. И нам необходимо оценивать рейтинг заявок в межотраслевом значении, определять приоритеты: какие проекты результативнее – в образовании или в здравоохранении. Раньше у нас не было возможности посмотреть все в одной системе и сделать сверку.

Не исключено, что в результате произойдет перераспределение финансовых потоков между отраслями. Имея перед глазами единую карту проектов, это сделать легче. И второй момент, как я и говорил, это постинвестиционный контроль, который до настоящего времени не осуществлялся ни разу. Сегодня он осуществляется только по ИТ-проектам. По другим проектам этого нет. Правительство области периодически сталкивается с проектами, которые не доходят до финала и не приносят ожидаемого эффекта. И вот в таких ситуациях, мы сможем принять решение, какой проект приостановить, а какой, наоборот, усилить, если его значение для области становится более существенным.

CNews: Инвестиционный контроль проектов в системе будет осуществляться по показателям?

Андрей Никуличев: На каждый проект будет устанавливаться перечень показателей. Они будут сверяться с фактом.

CNews: А можно надувать показатели? Как система в данном случае себя поведет?

Андрей Никуличев: Система по сути учетная. В итоге, когда ответственный орган власти подготовит отчет, его должен подписать курирующий заместитель. Контроль осуществляется на уровне руководства.

CNews: При желании можно проверить тот или иной показатель?

Андрей Никуличев: Да, конечно.

CNews: Каковы будут расходы на эту систему?

Андрей Никуличев: На создание системы в этом году в бюджете выделено финансирование в объеме 20 миллионов рублей.

Электронное правительство
CNews: Планируется ли на 2018 год работа по сервисам Электронного правительства?

Андрей Никуличев: Конечно, этот процесс не прекращается. Сегодня самая большая проблема в сфере развития электронного правительства разрыв между электронной формой предоставления государственных и муниципальных услуг и по факту сохранением «бумажного» порядка. Очень сложно менять отношение органов власти к этому, и доказывать им что, перевод услуги на электронные рельсы меняет и сам процесс предоставления услуги, что бумажный процесс не остается прежним. Население жалуется, что электронные услуги оказываются неудобными, если остаются такими же, как были в бумажном виде. Для сканирования документов, которые нужно прикрепить к электронной форме заявления, требуется дополнительное устройство. Документов, требующих сканирования, много, и часто они очень объемные. Поэтому заявителю кажется, что проще прийти, чем собирать электронный пакет документов. В огромном количестве услуг требуется предоставление паспорта, копии паспорта. Человек зарегистрировался на Портале госуслуг - пришел в орган власти – предъявил паспорт - прошел процедуру подтверждения личности в Единой системе идентификации и аутентификации. И после этого он прикладывает скан паспорта к заявлению на Портале госуслуг - зачем?

С большим трудом приходится убеждать органы власти исключать предоставление избыточных документов или их копий. Так, в прошлом году мы сделали пилот по оптимизации 13 госуслуг. Например, департамент социальной защиты пошел нам навстречу, исключив необходимость предоставления копии паспорта при получении фактически всех мер социальной поддержки, регулируемых областными законами. Одновременно с реализацией пилотного проекта мы параллельно запросили позицию Минэкономразвития России, который поддержал нас.

В текущем году мы обратились к органам власти с просьбой исключить из всех административных регламентов требование паспортных данных, если заявление на услугу подается в электронном виде.

CNews: Скан-копия паспорта тоже будет не нужна?

Андрей Никуличев: Не нужна. То же самое по перечню документов, когда заказываются специальные услуги, например – аттестация педагогических работников. При аттестации сдается огромный пакет документов – портфолио, документы предыдущей аттестации и так далее, который в Департаменте образования области и так уже есть. Этот пакет документов накапливался в процессе деятельности педагогического работника, но при подаче заявления на услугу учителя должны его еще раз собирать. В этом нет смысла, департамент может воспользоваться своими же документами.

CNews: У самих себя копаться надо, а у заявителя все под рукой.

Андрей Никуличев: Да, но, тем не менее, нам удалось с департаментом образования области решить этот вопрос, и сегодня на аттестацию вологодские педагоги подают только заявление: все остальные документы департамент находит у себя. Раньше заявитель сдавал папочку в три сантиметра толщиной, а сейчас только одно заявление.

CNews: В электронном виде можно обратиться?

Андрей Никуличев: Именно в электронном виде и можно. В этом году мы ставим задачу органам власти – максимально оптимизировать все административные регламенты, чтобы там, где возможно, гражданин подавал только одно заявление. Все остальное, не важно, где эти документы находятся, должно осуществляться самим органом власти, даже если нет сервиса межведомственного взаимодействия. Как, например, с департаментом образования: если они не могут получить документы у своего подведомственного учреждения в электронном виде, то запрашивают в бумажном.

CNews: А что делать, если разная ведомственная подчиненность, и еще – федеральная?

Андрей Никуличев:Мы понимаем, что такие вопросы нам сейчас начнут задавать. Задачу мы поставили буквально две недели назад, на оперативном совещании Губернатор области принял решение, поддержал нашу инициативу. Когда органы власти начнут работу они, вероятно, столкнутся с проблемами, решать их будем по мере поступления. Какие-то вопросы закроем самостоятельно, где-то обратимся к федералам, чтобы они подготовили нам сервисы для межведомственного взаимодействия. Что-то возможно не сможем решить. Но мы рассчитываем, что таких вопросов будет минимальное количество. Мы устанавливаем фильтр для органов власти – они должны доказать, что этот документ никак по-другому не получить, кроме как запрашивать его у гражданина.

CNews: Поступают вопросы от ведомств, или они пока только переваривают это?

Андрей Никуличев: Пока видим только удивление в глазах коллег.

CNews: Уже сейчас на федеральном уровне утверждены списки документов, по которым ведомства должны запрашивать сведения у других органов власти, а не у гражданина. В чем отличие вашей ситуации? У вас этот список гораздо шире?

Андрей Никуличев:У нас есть такой список документов, утвержденный на региональном уровне. Он у каждого региона присутствует. Мы рассчитываем его расширять дальше, если в этом будет необходимость. По сути, в этот приказ мы вносим изменения не реже одного раза в месяц.

CNews: Насколько эффективно СМЭВ работает для этой задачи?

Андрей Никуличев: Региональный и муниципальный сегмент СМЭВ у нас хорошо работает. Только город Вологда часть своих бизнес-процессов реализует в собственной системе, все остальные органы власти работают в единой системе исполнения регламентов. Есть еще структуры, которые работают в ведомственных информационных системах. В этих случаях межведомственное взаимодействие осуществляется в рамках данных системы. В этом тоже существует проблема. Летом прошлого года на рабочей группе по вопросам мультирегиональности с Министерством связи и массовых коммуникаций мы затронули эту проблему. В региональных органах власти сейчас масса решений и происходит многократное дублирование расходов на автоматизацию сервисов межведомственного взаимодействия. Например, запрос сведений о СНИЛС может осуществляться как из системы Департамента социальной защиты, так и из системы Департамента труда и занятости, системы исполнения регламентов и из других систем, которые связаны с персонифицированным учетом. А это же дублирование расходов на разработку коннектора к этому веб-сервису. На мой взгляд, необходима выработка решения, которое позволило бы, например, ведомственным системам работать через единый агрегатор, единый шлюз. Может быть, это и неплохо когда в одной системе есть все, но это точно дополнительные расходы. А в ситуации, когда формат меняется достаточно часто, то вся страна попросту многократно переписывает свой коннектор к веб-сервису.

CNews: Вы можете решить хотя бы часть проблем на региональном уровне, избежать дублирования для региональных ведомств?

Андрей Никуличев: Да, мы пробовали решить эту задачу на своем уровне. Получается не самое красивое решение. Потому что, если я определяю такого агрегатора, я определяю и стандарт обмена информацией между системой исполнения регламентов и другими информационными системами. На мой взгляд, необходимы изменения в архитектуре СМЭВа 3.0, которые бы позволили каким-то образом упростить взаимодействие ведомственных информационных систем с веб-сервисами. Конкретного предложения нет. Мы сейчас находимся в поиске. Ну вот, например, с системой многофункциональных центров, мы переходим на единое решение системы исполнения регламентов МФЦ. Там мы разрабатываем веб-сервисы один раз и для системы исполнения регламентов и для МФЦ. В этой части мы нашли вариант и договорились. А вот по ведомственным информационным системам пока не смогли. Поэтому и обозначали эту проблему на федеральном уровне в надежде на то, что коллеги предложат свои варианты.

CNews: Еще в 2016 году премьер-министр дал поручение Минкомсвязи принять меры для приведения услуг на региональном уровне к единому стандарту. Как на ваш взгляд сейчас реализуется это поручение?

Андрей Никуличев: Здесь нужно говорить не о поручении, а о стремлении. Задача такая стоит. В Вологодской области утверждены 43 типовые муниципальные услуги, и муниципалитетам предлагается присоединиться к ним либо вывести на портал собственную услугу со своим уникальным бизнес-процессом. Нельзя сказать, что все муниципалы подключились к нашим типовым административным регламентам. По разным причинам, но думаю, что в конечном итоге муниципалитеты все-таки присоединятся к типовым порядкам предоставления услуг. Мы даже сталкивались с такой ситуацией, когда по типовому административному регламенту, согласованному областной прокуратурой, получали замечания от районной прокуратуры. Как видим, бывает разная трактовка даже в пределах одной структуры, а как быть когда речь идет о разных муниципалитетах? Но двигаться потихоньку надо, это абсолютно верно, когда на территории одной страны граждане могут обращаться за услугами, понимая, что они единообразны. С другой стороны, это еще и значительно позволит сократить расходы на автоматизацию. Сегодня вендоры, обслуживающие автоматизированные системы, не по своей вине не успевают за потребностями региона. Так для интеграции с единой государственной системой социального обеспечения наша ведомственная информационная система вынуждена находиться в постоянной готовности к трансформации фактически каждый день. Вендоры мечутся то в одну сторону, решая вопрос способом выгрузки-загрузки файлов, то в другую, через взаимодействие с веб-сервисом. Почему? Потому что веб-сервис меняется постоянно. Из-за этих метаний вендорам не хватает ресурсов. Наращивать их под какую-то разовую задачу нецелесообразно, а решать вопросы необходимо быстро. Если каким-то образом удастся унифицировать муниципальные, региональные, и федеральные услуги, это точно будет сокращение объемов работы, и ИТ-шники смогут выдохнуть и заняться развитием платформ для цифровой экономики.

CNews: Это общероссийская проблема, когда руководители на местах должны постоянно иметь ресурс для того, чтоб подстраиваться под меняющиеся требования федеральных сервисов?

Андрей Никуличев: Проблема у нас не в том, что вводится новая система, а в том, что она постоянно трансформируется. Из-за этого происходят многократные изменения кода на нашей стороне. Вот если взять один из сервисов Росреестра, он за год поменялся три раза. А там же веб-сервис, чтобы к нему подключиться, необходимо разработать изменения, протестировать работу и включиться в продуктив. Так вот наш вендор, который разрабатывает этот сервис, не успевает его протестировать, как выходит новый формат. Новый сервис ведь тоже не за один день делали. Хотелось бы, чтобы была какая-то координация, информирование о планах федеральных ведомств. В том числе чтобы нам давали время на проведение своих региональных процедур, ведь для того чтобы доработать региональную ВИС, необходимо объявить конкурс и пройти все временные процедуры по нему. А если понятно, что через месяц у федерального органа снова поменяется сервис, тогда нам нет смысла начинать промежуточную работу и целесообразно поддерживать на этот срок работу старого сервиса.

CNews: Как вы относитесь к вопросу мультипортальности, использования ЕПГУ от Ростелекома и Минкомсвязи?

Андрей Никуличев: Мы точно не перейдем на единый портал в полном объеме по одной простой причине – наличие услуг, которые мало востребованы населением. Мы работаем с ЕПГУ, у нас там размещены востребованные услуги. Но выводить на единый портал услуги, за которыми обращаются редко – слишком дорого как для области, так и для муниципалитета. Во-вторых, процедура вывода услуги на федеральный уровень занимает до полугода, учитывая то, что органу власти нужно время проторговаться, законтрактоваться, и время на исполнение контракта, меньше трех месяцев это еще не занимало. Ну и, соответственно, потом вопросы по реализации, по приемке работ – тоже длительные процедуры. А с региональным порталом у нас проходит две, максимум три недели. Мы можем поэкспериментировать с формой, посмотреть, какой получаем ответ от наших потребителей, продолжить оптимизацию формы. У нас есть возможность быстрого маневра. На федеральном портале такой возможности нет.

Проект Безопасный город
CNews: Как в регионе работает АПК «Безопасный город»? Довольны ли вы предполагаемой схемой единого управления этой системой?

Андрей Никуличев: Это абсолютно необходимый программный комплекс. Сегодня технологии позволяют дистанционно осуществлять контроль мест социальной напряженности, скопления населения. Система позволяет не только анализировать по определённым сценариям потенциально опасные действия граждан, но и выстраивать взаимодействие между органами оперативного реагирования. Причем с максимальной доступностью информации, как, например, о действиях скорой помощи и оперативных служб МВД. Обеспечением функционирования данной системы в Вологодской области занимается другой департамент, но я вхожу в состав рабочей группы, где наш комитет отвечает за обеспечение связи.

CNews: Как обстоят дела в вашей зоне ответственности?

Андрей Никуличев: Определенные проблемы существуют.Сегодня инфраструктуру связи поддерживает субъект. Мы строим канал, например, от Центра обработки вызовов 112 до единой дежурно-диспетчерской службы (далее ЕДДС) муниципального района. И здесь более-менее все понятно. С одной стороны у нас областное учреждение, с другой – муниципальное, мы решаем одну задачу. А вот дальше надо строить канал от муниципального ЕДДС до федерального ДДС подведомственного МВД, ФСБ или МЧС. И здесь возникает конфликт полномочий. Можно проложить канал до федерального ведомства, а оно, к примеру, через два года переедет в другое здание. И мы опять за свой счет должны будем прокладывать канал связи. Этот вопрос поднимался неоднократно на межведомственной рабочей группе, при Министерстве чрезвычайных ситуаций РФ, но ответа, как его решать, так и нет.

CNews: Вы приобретаете канал и оплачиваете трафик?

Андрей Никуличев: Мы приобретаем канал и оплачиваем ежемесячный абонентский тариф. По факту, строится тоннель, поэтому там не учитывается объем трафика. Мы продолжаем строить эти каналы, потому что от этого зависит безопасность наших граждан. Но с точки зрения подведомственности здесь точно существует проблема, и она не разрешена в нормативном порядке.

CNews: Эта проблема едина для всех регионов или от субъекта к субъекту она по-разному решается?

Андрей Никуличев: Это везде зона ответственности субъекта. Есть вариант, когда этот вопрос может решаться через подключение к сетям тех же МВД и МЧС. Региональная сеть до ЕДДС, может интегрироваться с сетьюМВД и МЧС,предположим, в центре города Вологда. Таким образом, не строятся каналы от ЕДДС, допустим, Вытегорского муниципального района до ДДС пожарной службы и ДДС полиции этого же района. Мы сразу можем интегрироваться с сетью МВД и МЧС прямо на областном уровне, и трафик будет ходить уже через центр от ЕДДС Вытегорского района по сети МВД до ДДС полиции, а по сети МЧС - до ДДС пожарной службы.

CNews: Предлагали ли вы такую схему?

Андрей Никуличев: Да, мы ее обсуждали. К сожалению, все силовые федеральные ведомства являются закрытыми. Им запрещено соединяться с какими-то другими системами. Вопрос выносился в центр, но пока безрезультатно.

CNews: Во взаимодействии ведомств и ЕДДС, которые у каждого свои, не возникает трудностей?

Андрей Никуличев: Трудности существуют с разработкой совместных сценариев реагирования, которые мы, в конце концов, согласовали. Но, открытые вопросы еще остались, в частности по ограничению использования информации. Есть данные, которые ведомства просто не хотят раскрывать: факт прибытия на место происшествия, время и так далее. Не всем хочется, чтоб это знали в едином центре, а задача как раз поставлена так, чтобы сделать процесс работы всех служб максимально прозрачным.

CNews: У вас система 112 работает?

Андрей Никуличев: Система 112 в настоящее время в режиме опытной эксплуатации функционирует только на территории города Вологды. В этом году мы должны запустить систему в промышленную эксплуатацию на территории всего региона. Сейчас буквально готовим ТЗ по кабельной составляющей. Коллеги из Комитета по гражданской защите уже запустили ТЗ на оборудование и программное обеспечение.

CNews: Каковы, на ваш взгляд, перспективы развития АПК БГ? Может проект по Безопасному городу трансформироваться в Умный город, используя уже созданную инфраструктуру?

Андрей Никуличев: Я не готов рассуждать о перспективах развития АПК «Безопасный город» по одной простой причине, что это прерогатива моих коллег. Но, если говорить об Умном городе, мне кажется это другое направление, не то же самое, что Безопасный город. Умный город – это эффективная, удобная, комфортная инфраструктура и сервисы. Безопасный город все-таки направлен на предупреждение и разрешение кризисных ситуаций. У этих систем разные целевые аудитории в первом случае – это граждане, во втором – специальные службы.

Подробнее: http://www.cnews.ru/articles/2018-05-23_predsedatel_itkomiteta_vologodskoj_oblasti_pochemu_tsifrovaya