?

Log in

No account? Create an account
 
 
29 December 2017 @ 09:26 pm
Электронное правосудие решает проблему подделки судебных актов  
Каждый районный суд Москвы ежегодно рассматривает несколько тысяч дел. Раньше материалы по ним формировались на бумажных носителях, но теперь в город пришло электронное правосудие. О том, как оно изменило жизнь судейского корпуса, CNews рассказала председатель Тверского районного суда Москвы Ольга Солопова.

«Электронное правосудие? Наконец-то!»
CNews: Ольга Николаевна, расскажите, каким было ваше отношение к инициативе по внедрению в Москве КИС СОЮ («Комплексной информационной системы судов общей юрисдикции»), когда эта идея только зарождалась?

Ольга Солопова: Первая моя мысль была: «Наконец-то!». Тот объем дел, который сейчас рассматривается судами Москвы, действительно, велик. Количество граждан, которые обращаются за судебной защитой, растет из года в год. И существующая статистика ошеломляет: за год районными, мировыми судами и Московским городским судом рассматривается более 1,5 миллионов различных уголовных, гражданских и административных дел и материалов. За каждым из них стоят заявители, физические и юридические лица, адвокаты и другие участники судопроизводства. И каждый хочет получать актуальную информацию о движении своего дела. Понятно, что все эти сведения необходимо как-то систематизировать, оперативно размещать на сайтах судов. Кроме того, нужно выдавать справки, как устно, так и в письменном виде, и предоставлять возможность ознакомления с материалами дел. С учетом количества сотрудников аппарата государственных гражданских служащих, которые работают в судах в настоящее время, без новых технологий и различных электронных систем выполнить эти задачи нельзя.

CNews: А как же ГАС «Правосудие»?

Ольга Солопова: КИС СОЮ является опытной зоной ГАС «Правосудие». Но, во-первых, в рамках функционирования ГАС «Правосудие» не предусмотрено межведомственное и межуровневое взаимодействие, которое дает судам серьезную экономию времени, которое требуется для регистрации дел, жалоб и различных обращений, для внесения своевременной информации по движению дел и документов, что существенно отражается на сроках рассмотрения дела в целом, на своевременности предъявления исполнительных документов для исполнения, а также выполнения немаловажной функции контроля со стороны судьей за исполнением судебных актов. Во-вторых, нет централизованного хранилища электронных дел. Да и само понятие «электронное дело», фактически, отсутствует, так как в ГАС «Правосудие» формируются только статистические карточки дел, то есть, это электронная картотека, а не сами материалы дела. В-третьих, отсутствует возможность автоматической подготовки статистической отчетности и публикации в личных кабинетах граждан аудиовидеозаписей судебных заседаний, которые есть теперь в районных судах и Московском городском суде. И, наконец, вся обработка документации, поданной в электронном виде через личный кабинет в адрес судов, происходит в ручном режиме, а в новой информационной системе - КИС СОЮ – автоматически, включая изменения статуса рассмотрения дела и пр. Это также существенно экономит время сотрудников аппарата судов и судей, так как эту операцию выполняет компьютер, а не человек вручную. Поэтому мы считаем, что внедрение КИС СОЮ в Москве — важный шаг, плоды которого нам уже очевидны.

CNews: К вопросу о нагрузке: сколько дел ежегодно рассматривает Тверской районный суд?

Ольга Солопова: Чтобы был понятен примерный порядок цифр: уголовных дел — 400-500, гражданских — 8-8,5 тысяч, дел об административных правонарушениях — около 3 тысяч и, кроме того, еще порядка 5 тысяч жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях, вынесенные мировыми судьями. Но есть еще одна категория — рассмотрение различных материалов по ходатайствам следователя. Их набирается примерно 9 тысяч. Часть из них, примерно 2,5-3 тысячи материалов в год, — ходатайства об избрании меры пресечения, продлении срока содержания под стражей и домашним арестом. И все эти цифры, я повторюсь, с каждым годом имеют тенденцию к увеличению. Сложите.

CNews: Около 30 тысяч.

Ольга Солопова: Очень внушительный результат. А представьте: каждое дело на бумажном носителе, его нужно сформировать, описать, сшить протоколы, представленные сторонами материалы в ходе судебного разбирательства, судебные решения, после чего минимум 5 лет хранить в архиве. И то же самое касается ходатайств следователей. При этом не будем забывать, что вся информация, содержащаяся в делах и материалах, должна быть предоставлена участникам судопроизводства по их ходатайствам для ознакомления, либо по их просьбе суд должен вручить копии процессуальных документов. Очевидно, что без электронных систем фиксации информации, ее хранения и предоставления пользователям в электронном виде невозможно обеспечить доступ к правосудию, сделать его прозрачным и открытым.

CNews: Сейчас стало проще? Или все равно все дублируется на бумаге?

Ольга Солопова: К сожалению, законодательство, в том числе и Инструкция по судебному делопроизводству, в части формирования материалов дел пока не изменились. Поэтому пока происходит дублирование. Даже если исковое заявление поступило к нам в электронном виде, мы по закону обязаны направить ответчику документы, поступившие от истца, в бумажном виде, сделать копии на бумажном носителе для формирования конкретного «бумажного» дела. Кстати, их распечатать также должны сотрудники аппарата суда, что не только увеличивает нагрузку на сотрудников, но и ведет к дополнительным финансовым затратам. Но мы постепенно, я надеюсь, будем от этого уходить, и необходимые поправки в законодательство уже обсуждаются в судейском корпусе.

Зато мы перестали регистрировать от руки входящие документы: они теперь попадают в единую базу входящей корреспонденции. Так, за 9 месяцев этого года там набралось более 40 тысяч документов. Это исковые заявления, ходатайства, апелляционные жалобы, письма с обращениями граждан и так далее. Поиск нужного документа в этой базе данных занимает несколько минут.

Кстати, раньше все поступающие от граждан документы регистрировались в специальных журналах. Бумажных, конечно. На каждое дело заводились статистические карточки, которые заполнялись от руки, причем, были предусмотрены отметки пастой красного цвета; в них фиксировались реквизиты дела, его участники, даты слушания дела и причины его отложения, результаты рассмотрения, в том числе, и вышестоящими судебными инстанциями и другие данные.

CNews: От руки?

Ольга Солопова: Конечно! И все это хранилось в бумажной картотеке, в каждом суде были специальные деревянные ящики для таких картотек, также на каждый год заполнялись от руки журналы, так называемые алфавитные указатели. То есть, если кто-то запрашивал информацию по делу: уголовному, гражданскому, административному, секретарь брал указатель и за весь год искал человека с нужной фамилией. А если фамилия — Иванов, то это превращалось в отдельное испытание.

Так вот, все, о чем я сейчас рассказала, после начала внедрения электронного правосудия на бумажных носителях постепенно перестает существовать. Алфавитные указатели система формирует автоматически, остается только в конце года распечатать алфавитный указатель, подшить в наряд и сдать в архив вместе с делами на бумажных носителях. И формирование той же статистической карточки на подсудимого по результатам рассмотрения уголовного дела теперь происходит автоматически. А с момента поступления любого дела в суд, после присвоения ему конкретного номера и технического обновления системы информация по нему появляется на едином портале судов общей юрисдикции Москвы. И с этого момента доступна лицам, которые являются участниками судебного разбирательства, а также всем пользователям интернета. При этом доступ к материалам электронного дела, естественно, могут иметь только стороны по делам через личный кабинет. Таким образом, мы сократили время на поиск нужной информации, на подготовку ответов и справок по запросам граждан или организаций, а стороны по делам теперь постепенно будут получать доступ к материалам электронного дела через личный кабинет.

«За каждым судом закреплены сотрудники техподдержки»
CNews: Сотрудникам судов пришлось обучаться. Сложности были?

Ольга Солопова: Обучение проходило на протяжении всего того времени, в течение которого внедряли «Комплексную информационную систему судов общей юрисдикции». Это понятно: чтобы работать с той же подсистемой «Электронное дело», нужны определенные навыки.

Было проведено значительное число занятий. За каждым районным судом закреплены сотрудники технической поддержки из компании «Крок», которая является исполнителем работ по проекту КИС СОЮ. И когда, например, мы внедряли процедуру сканирования и формирования электронных дел, целая группа специалистов находилась здесь практически непрерывно на протяжении 2-3 месяцев. В настоящее время мы поддерживаем оперативную связь с 1-2 специалистами, которые консультируют сотрудников суда при возникновении вопросов по работе с системой.

CNews: Обучение проводили индивидуально или группами?

Ольга Солопова: В зависимости от сложности и применения внедряемого электронного продукта. Были и групповые занятия, и индивидуальные. Более того, в Московском городском суде был создан учебный класс для этих индивидуальных занятий. И работает он постоянно, потому что в судах высокая текучесть кадров, да и система постоянно совершенствуется с учетом наших пожеланий и замечаний.

CNews: А если возникают какие-то срочные вопросы?

Ольга Солопова: На этот случай у нас есть телефон технической поддержки компании «Крок» — это своеобразная «горячая линия». Так, что с решением технических вопросов проблем не возникает.

CNews: Вы упомянули сканирование. Это очень трудозатратно?

Ольга Солопова: Сейчас мы сканируем в полном объеме уголовные дела. Во всяком случае, те документы, которые формируются в процессе судебного делопроизводства. И сканируем документы, которые поступают от граждан: жалобы, исковые заявления и так далее. Конечно, это отнимает определенное время и силы. Но вся техника установлена, аппарат суда обучен.

CNews: А много поступает обращений сразу в электронном виде? Через тот же «Личный кабинет».

Ольга Солопова: Такие заявления к нам поступают. С момента запуска такой возможности в Тверской районный суд поступило свыше 550 обращений, из них около 200 – исковые заявления. В основном в электронном виде подают иски те граждане, организации и адвокаты, которые следят за изменениями в судебной системе. Для подачи иска или обращения в суд в электронном виде, нужно зарегистрироваться в личном кабинете портала судов общей юрисдикции Москвы с помощью учетной записи в Единой системе идентификации и аутентификации. То есть, по сути, достаточно быть зарегистрированным на портале госуслуг РФ, либо в особых случаях - иметь электронную подпись, которую можно получить в одном из сотен удостоверяющих центров. Кстати, что странно, пока возможностью подачи документов в электронном виде практически не пользуются банки, которых в Тверском районе Москвы зарегистрировано немало, и именно они становятся инициаторами значительной части гражданских дел, например, по взысканию задолженности по кредитным договорам.

«Приставы счастливы. Мы — тоже»
CNews: Одним из важнейших элементов КИС СОЮ считается подсистема видеоконференцсвязи (ВКС) с СИЗО. Вы ее используете?

Ольга Солопова: Снова упираемся в закон: с помощью ВКС может быть рассмотрено уголовное дело в апелляционной или кассационной инстанции. А в районном суде судьи обязаны слушать дела с обязательным личным участием подсудимого. Хотя техническая возможность рассмотреть дело с применением ВКС у нас есть. И был даже такой случай: подсудимый, содержащийся на момент рассмотрения дела в СИЗО, сломал ногу. И по этим причинам не мог быть доставлен из следственного изолятора в суд. Уголовное дело в отношении него слушалось в особом порядке: он был согласен с обвинением и, фактически, судья проверял только условия соблюдения особого порядка и назначал наказание. Мы очень хотели тогда рассмотреть дело с применением ВКС, потому что эта система работает с каждым изолятором города, и, более того, — с каждым судом Российской Федерации. Но по закону мы не могли этого сделать. И судье с секретарем судебного заседания, прокурору и адвокату пришлось ехать в СИЗО, чтобы рассмотреть дело с личным участием подсудимого. Я считаю, что если есть согласие подсудимого на применение ВКС при рассмотрении дела в судах первой инстанции, то ее нужно применять. Будем надеяться, что скоро это будет закреплено законодательно, потому что технически и организационно мы к этому готовы.

CNews: Получается, для вас подсистема видеоконференцсвязи оказалась бесполезной?

Ольга Солопова: Вовсе нет. Мы активно используем ее для допроса свидетелей и потерпевших, которые проживают в других регионах России. Это экономит время и средства для лиц, которые вызываются на судебные заседания, а суд, не тратя времени на ожидание, пока фигурант дела доберется до Москвы из того же Владивостока, выслушивает его позицию и представляемые им доказательства с применением видеоконференцсвязи.

CNews: А там, во Владивостоке, куда приходит этот фигурант?

Ольга Солопова: В районный суд по месту своего жительства. Это очень широко распространенная практика судов в Российской Федерации.

CNews: Аудио- и видеозапись заседаний ведется?

Ольга Солопова: На данный момент Тверской районный суд города Москвы такой подсистемой не оборудован. Это сделано в целях экономии: сейчас как раз осуществляется строительство нового здания Тверского районного суда города Москвы, в него мы переедем во втором квартале 2018 года. В новом здании будет установлены все подсистемы КИС СОЮ, что есть в большинстве московских судов. Внедрение подсистемы аудио- и видеозаписи позволит дисциплинировать и судей, и, в большей мере, стороны. Аудио- и видеозапись заседаний защитит судей от излишнего давления и проявления неуважения, а стороны участников процесса — от злоупотреблений. Также ждем сокращения числа жалоб на протоколы судебных заседаний. В других районных судах Москвы, насколько я знаю, динамика весьма положительная.

CNews: А электронные исполнительные листы приставам уже отправляете?

Ольга Солопова: Отправляем. Кроме того, сейчас налажено похожее взаимодействие с Управлением Федерального Казначейства по Москве. Это нужно для того, чтобы, если выносится решение о взыскании денежных средств с владельца счета в Федеральном Казначействе, например, столичного ГУВД или какой-то другой организации, мы смогли направить исполнительный лист в электронном виде. Сейчас же в электронном виде отправляются исполнительные листы о взыскании государственной пошлины в доход бюджета города Москвы и постановления по делам об административных правонарушениях о наложении штрафа.

Это очень хорошая практика — как для нас, так и для приставов, — поскольку электронная подпись исключает подделку судебного акта.

CNews: Это часто случается?

Ольга Солопова: Подделки судебных актов? К сожалению, часто. Были даже попытки подделать постановления президиума Московского городского суда об освобождении заключенных из-под стражи! Это вызывает серьезное беспокойство не только судей.

А если говорить об исполнительных листах, то мошенники не предъявляют их судебным приставам — правда быстро откроется. Но их можно предъявить непосредственно в банк, в котором имеется счет «должника». И в течение трех суток банк, в случае наличия денежных средств на счете, обязан это решение исполнить. Именно эта лазейка и используется злоумышленниками. Причем, используются поддельные печати, но проставляют их порой на оригинальных бланках исполнительных листов.

CNews: Электронное правосудие исключает такие ситуации.

Ольга Солопова: Конечно. Потому что, во-первых, верность документов подтверждается электронной цифровой подписью, а во-вторых, когда приставы получают исполнительные листы, система после проверки определенных реквизитов автоматически формирует свои документы. И, используя наши базы, они серьезно автоматизировали и свою работу. Они счастливы! А мы счастливы, что исполнительные листы больше не теряются, и что по ним возбуждаются исполнительные производства. Также эта система делает прозрачной все движение по исполнению судебного акта, и суд располагает оперативной информацией на всех стадиях исполнения, начиная с отправки исполнительного документа в электронном виде, до реального исполнения. Судья может в любое время, обратившись к системе, проверить, на какой стадии находится исполнение судебного акта, возбуждено ли исполнительное производство, его результаты. Как только судебный пристав-исполнитель реально исполнил судебный акт, перечислил денежные средства взыскателю или в бюджет города Москвы, вынес постановление об окончании исполнительно производства,- тотчас информация об этих действиях судебного пристава-исполнителя автоматически отображается в нашей электронной системе. И судья, приобщив сведения об исполнении решения, может сдавать дело в архив, а не копить бумажные дела на столах. Раньше это была большая проблема.

CNews: Как вам кажется, чего еще не хватает системе электронного правосудия?

Ольга Солопова: На текущий момент существует так называемое аудио-протоколирование, но сами протоколы мы пока печатаем на компьютерах и на бумажных носителях подшиваем к делу. На это уходят немалое время и серьезные трудозатраты. А если бы у нас были инструменты распознавания речи, это разгрузило бы секретарей, да и сами судьи еще быстрее выносили бы решения. Правда, насколько я знаю, все подобные программы пока далеки от совершенства. Но, учитывая темпы развития технологий, и электронного правосудия в частности, возможно, ситуация изменится в самое ближайшее будущее.

Подробнее: http://ejustice.cnews.ru/articles/2017-12-26_olga_solopova_elektronnoe_pravosudie_reshaet_problemu_poddelki